Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Из истории передовой общественной мысли и революционного движения во второй половине XVIII - первой половине XIX веков     


      Идеи просветительства и буржуазной революционности, широко распространившиеся во второй половине XVIII века во Франции и некоторых других странах, привлекали внимание и передовой части русского общества, но основные причины их распространения в России коренились в самой российской действительности.
      Потребности политического, экономического и культурного развития страны подталкивали к созданию собственных научных учреждений и учебных заведений, к поощрению деятельности ученых, литераторов, художников. Необходимым условием для этого было просвещение народа в широком смысле этого слова, но сохранившиеся в России крепостнические отношения была главным тормозом этого процесса.
      Широкое распространение просветительских идей в стране связано с именем гениального выходца из народа, Михаила Васильевича Ломоносова.
      В одном из своих стихотворений выдающийся поэт, уроженец брянского края Ф.И. Тютчев глубоко и своеобразно оценил роль М.В. Ломоносова как просветителя:
      Да, велико его значенье -
      Он, верный Русскому уму,
      Завоевал нам Просвещенье,
      Не нас поработил ему ...
      Особое значение имела огромная патриотическая деятельность М.В. Ломоносова по сплочению и росту русских научных сил, по созданию первого специализированного высшего учебного заведения (Московского университета) и общеобразовательных школ нового типа (гимназий) с широким доступом в них разночинцев. Многие из сотрудников и учеников М.В. Ломоносова позже играли важную роль в научной и культурной жизни России. Были в их числе и уроженцы Брянщины.
      Сын брянского протопопа Алексей Алексеевич Константинов (1728-1808) в период обучения в Академическом университете специализировался у М.В. Ломоносова "по поэтике и красноречию", считаясь "в словесных и философских науках из лучших". В 1754 году он был утвержден Академией наук в звании магистра и стал работать преподавателем гимназии при Московском университете, а затем в только что открывшейся Академии художеств.
      О близости А.А. Константинова к М.В. Ломоносову, к его просветительским взглядам говорит целый ряд фактов: отказ от преподавательской работы в семинарии при Троице-Сергиевой лавре, дружеские отношения с первыми преподавателями Московского университета, видными учеными-просветителями Н.Н. Поповским, А.А. Барсовым, Ф.Я. Яремским, женитьба на дочери М.В. Ломоносова Елене, ходатайство А. Константинова перед Екатериной II с просьбой разрешить ему закончить начатые М.В. Ломоносовым картины и продолжить его мозаичное дело (просьба не была удовлетворена).
      Учился в Академическом университете и еще один уроженец города Брянска, купеческий сын Дмитрий Егорович Мокеев (1742-1763). Обучаясь в Академической гимназии, он "изрядные оказал успехи", за что и был в 1760 году произведен в студенты.
      К этому времени относится начало его литературной деятельности. Вместе с другим студентом, "солдатским сыном" Дмитрием Легким Д. Мокеев перевел "Повесть о Хромом бесе" известного французского писателя Лесажа. Повесть впервые была издана в Петербурге в 1763 году и затем еще дважды переиздавалась до конца XVIII века.
      Кратким был жизненный путь воспитанника Академического университета - Василия Венедиктовича Венедиктова. Он родился в городе Севске в семье дьячка примерно в середине 1740-х годов. В 1760 году поступил в Академическую гимназию, в декабре 1764 года по указу М.В. Ломоносова был произведен в студенты. По единодушному мнению университетских профессоров В. Венедиктов делал блестящие успехи, проявляя «особливую склонность и охоту обучаться историческим наукам и языкам».
      В 1766 году В. Венедиктов по представлению ближайшего помощника М.В. Ломоносова в университетских делах С.К. Котельникова был направлен в Геттингенский университет для "приобретения в науках вящего совершенства". Там он в течение трех лет успешно занимался историческими науками под наблюдением профессора Шлецера, одновременно помогая тому в переводе первой части русской истории.
      После возвращения в Петербург. В. Венедиктов, будучи сторонником ломоносовских просветительских традиций, не получил поддержки чиновников Академии наук в стремлении самостоятельно заняться русской историей и был загружен различной текущей переводческой работой. В 1770 году он одновременно помогал профессору Фишеру в написании "Новейшей сибирской истории".
      Напряженный труд, лишения и нужда подорвали здоровье В. Венедиктова, и в феврале 1771 года он умер от туберкулеза на руках своего товарища А.Я. Поленова, который его и похоронил.
      Если добавить к этому, что А. Поленов был автором поданной в 1766 году в Вольное экономическое общество записки "О крепостном состоянии крестьян в России", содержавшей резкую критику крепостничества, то вряд ли следует сомневаться в прогрессивных общественных взглядах В. Венедиктова.
      По социальному происхождению и месту рождения близок В. Венедиктову Гавриил Иванович Добрынин (1752-1824), сын священника села Радогощ Севского уезда. Посмертную известность ему принесло "Истинное повествование, или Жизнь Гавриила Добрынина, им самим написанная" - одно из наиболее интересных мемуарных произведений второй половины XVIII - начала XIX веков, впервые опубликованное в 1870-е годы.
      Хотя основная часть жизни Г. Добрынина (с 1777 года) прошла в Восточной Белоруссии, наибольший интерес представляет первая часть его жизнеописания, завершенная автором в 1787 году и посвященная его детским и юношеским годам. В ней Г. Добрынин ярко, реалистично и с большой долей иронии изображает жизнь и быт церковников, помещиков и чиновников Севского, Брянского, Карачевского и Трубчевского уездов в 1760-1770-е годы.
      Сильнейшей стороной мемуаров Г. Добрынина является сатирическое изображение им нравов духовенства, жизнь которого он отлично знал. Вот лишь некоторые описанные Г. Добрыниным случаи, очевидцем которых он был.
      В Столбовском монастыре "во время вечернего в церкви моления ... один из черноризцев, отец Арсений, соскочил с левого клироса, поднял свою мантию, схватил ее в один узел, прижал к своей груди и начал по церкви прыгать как обезьяна. Он был пьян".
      В Севском Спасском монастыре при определении Г. Добрынина в певчие попечительство над ним было поручено отцу Палладию, у которого "первому нашему взгляду представилась на столе большая бутыль с настоенной на трифоли хлебной водкою". Позднее отец Палладий, "имея... врожденную любовь к самоволию, скрылся неведома куда".
      Особенно яркими красками изображает Г. Добрынин севского епископа Кирилла Фаиоринского. Будучи достаточно образованным человеком, епископом, отличался необузданным нравом и "всегда, даже в самом священнодействии обыкновенно доходил до такого позора, что иному из окружающих его подчиненных или сослужащих подсвечниками бороду подожжет, иному клок волос вырвет, иному кулаком даст в зубы, иного пхнет ногою в брюхо. Все это делает он при чрезвычайно на всю церковь крике бранными словами".
      В 1776 году епископ, "будучи у трубчевского воеводы Колюбакина в гостях с обеда до полуночи, рассудил для приятного препровождения времени или по привычке, назвать хозяина "свиньею" и выплеснуть ему в глаза бокал вина. Колюбакин, не бывши тих, но будучи велик и силен, отвесил начинщику большим кулаком по уху такой удар, что ударенный пал пластом на земле и растянулся..."
      Число подобных живописных примеров из книги Г. Добрынина можно было бы намного увеличить, но и приведенные убедительно свидетельствуют о вполне определенной сатирической и демократической направленности его "Повествования".
      Интересные мемуары оставил после себя еще один нам земляк, Григорий Степанович Винский (1752-1818).
      Он родился в городе Почепе в семье небогатого украинского мещанина. Когда Григорию шел четвертый год, отец его умер, а мать вскоре вышла замуж за М.В. Губчица, "в семью довольно знатную и достаточную". Годы учения Г. Винского не были лучшими годами его жизни, но дали ему определенные знания, в том числе - пригодившееся ему позже свободное владение французским языком.
      В 1770 году Г. Винский начал воинскую службу в Измайловском полку в Петербурге, где встретился со своими земляками, просвещенными чиновниками Острожским и Андреянопольским. Не без их влияния началось его увлечение чтением - "я всегда имел товарищем книгу". Предпочтение Г. Винский отдавал французским писателям, но "имел любопытство и то узнать, что в книгах не печатали".
      О его живом интересе к общественной жизни говорит пристальное внимание к работе собранной по указу Екатерины II комиссии по подготовке нового Уложения - свода законов Российской империи. Комиссия работала в 1767-1768 годы, а затем ее общее Большое собрание было распущено, но члены частных комиссий должны были "остаться ... и продолжить свою работу". Впрочем, и их деятельность практически прекратилась в 1771 году без существенных результатов.
      Основная причина роспуска комиссии заключалась в том, что некоторые из ее депутатов резко выступали против помещичьего произвола, требовали предоставления определенных прав крепостным крестьянам. Полемика между ними и апологетами крепостничества нередко приобретала острые формы. Недаром Г. Винский в своих мемуарах писал: "Из всего, происходившего в сей Комиссии, достопамятнейшим может почесться публичное прение князя Щербатова с депутатом Коробьиным, которое прекращено было ... волею государыни". Речь идет о полемике между одним из защитников крепостничества князем М.М. Щербатовым и депутатом Г.С. Коробьиным, выступившим с антикрепостническими предложениями, несущими в народ, по мнению Шербагова, "дух неподданства".
      Если учесть, что выступления Коробьина и подобные им замалчивались, а сам он с осени 1768 года был удален из комиссии, то оценка Г. Винским полемики Коробьина с Щербатовым как "достопамятнейшего" события говорит сама за себя.
      Жизнь Г. Винского в Петербурге завершилась драматически: в 1779 году он был впутан в уголовное финансовое дело, арестован, а затем сослан в Оренбургскую губернию с лишением дворянских прав.
      Нравственная поддержка, оказанная Г. Винским в Оренбурге некоторыми местными жителями, самоотверженность его молодой жены, последовавшей за мужем в ссылку вопреки принятым в обществе взглядам, помогли ему не только пережить случившееся, но и подтолкнули к более серьезной умственной работе. Проживая в Оренбурге, Уфе и Бузулуке, Г. Винский занимался переводами с французского, научной и педагогической деятельностью, а также работал над автобиографическими мемуарами "Мое время", которые стали, пользуясь выражением прогрессивного общественного деятеля А.И. Тургенева, "верною картиною старого быта русского".
      Гражданскую твердость и мужество Г. Винского подтверждают его слова в заключительной части мемуаров, что он не имел привычки "пред богачами ползать, глупцам вторить, бездушников хвалить, волокитам помогать".
      Немало пробелов в сведениях о жизни видного просветителя и вольнодумца конца XVIII века Федора Васильевича Кречетова. Родился он около 1745 году. Социальное происхождение его точно не установлено, но той средой, где рос и с которой общался Ф. Кречетов в годы детства и юности, вероятно, были выходцы из церковников, однодворцев, мелких чиновников.
      В 1761 году Ф.В. Кречетов поступил писцом в Карачевскую воеводскую канцелярию, где и служил 9 лет. В это время он много и упорно занимался самообразованием, изучил французский и немецкий языки, познакомился с западноевропейской просветительной литературой.
      В 1770 году Ф. Кречетов перешел на военную службу - сначала "писарем сержантского чина", потом аудитором Тобольского полка Финляндской дивизии "в унтер-офицерском чине". В обязанности аудиторов входило: вести делопроизводство военных судов, "накрепко" смотреть, чтобы "процессы порядочно и надлежащим образом отправлялися", и наблюдать за соответствием приговоров царским указам.
      Небезынтересен тот факт, что два последних года пребывания Ф. Кречетова в должности аудитора (1773-1775 годы) его непосредственным начальником, обер-аудитором Финляндской дивизии был Александр Николаевич Радищев, будущий писатель и первый русский дворянский революционер. Поскольку одной из главных обязанностей обер-аудиторов был контроль за деятельностью полковых аудиторов и оказании им необходимой помощи, то бесспорно, что служебное общение А. Радищева и Ф. Кречетова было достаточно систематическим, а близость общественных интересов позволяет предполагать и возможность личного знакомства.
      Чиновничья служба Ф. Кречетова продолжалась в общей сложности более 20 лет, в течение которых он "как в воинской, так в статской службе должность свою исполнял беспорочно".
      Но это не дало ему ни чинов (к 1782 году он дослужился лишь до звания поручика), ни материального благополучия (после ухода в отставку он был "так беден, что не имел дневного пропитания").
      В последующее время он был вынужден искать частную службу у петербургской знати, выполняя обязанности секретаря, библиотекаря, домашнего учителя.
      Все эти годы он постоянно занимался литературой и научной работой: изучал труды европейских энциклопедистов, перевел некоторые из них на русский язык (в частности, книгу Пуфендорфа "О должности человека и гражданина") написал ряд оригинальных сочинений на правовые, педагогические и другие темы. Так, написанный Ф. Кречетовым "План юридический" (1782 год) содержал обоснование необходимости развития просвещения среди всех слоев общества, что позволило бы государству иметь твердые законы, не зависящие от своеволия самодержцев.
      Ф. Кречетовым была разработана серия проектов создания широкой сети общеобразовательных и специальных школ по всей России, ликвидации неграмотности и просвещения русского народа. С этими проектами он трижды (в 1783, 1784 и 1791 годы) обращался в Сенат и к Екатерине II, но из-за непривычной грандиозности и широты содержащихся в них замыслов и витиеватости слога они воспринимались как "нелепые писания".
      В 1785 году Ф. Кречетовым была создана просветительская организация под необычным названием "Всенародно вольно к благодействованию составляемое общество". В него входило около 50 человек, в основном - разночинцы. Активное участие в его заседаниях, наравне с мужчинами, принимали и женщины. Основными целями общества была борьба за просвещение и повышение культурного уровня русского народа путем учреждения школ и распространения печатных изданий. При обществе был организован и свой журнал "Не все и не ничего", запрещенный цензурой после выхода первого номера в 1786 году.
      Когда на следующий год Ф. Кречетовым без цензурного разрешения был выпущен аннотированный перечень будущих изданий общества, это привело к возбуждению следственного дела, тянувшегося до 1790 года. Решением суда Ф. Кречетову было предписано "впредь в таковых не заслуживающих одобрения сочинениях не упражняться и не издавать их без разрешения".
      Цензурные и судебные гонения лишь подтолкнули Ф. Кречетова, и ранее не отличавшегося сдержанностью в разговорах, к еще более резким нападкам и на императрицу, "в падшую в роскошь и распутную жизнь", и на отдельных вельмож, и на весь крепостнический и самодержавный режим России.
      Последствия не замедлили сказаться. В 1793 году Ф. Кречетов был арестован и заключен в тюрьму. При обыске у него на квартире обнаружили много запрещенных книг, вырезок из иностранных газет с осуждением монархии и деспотизма, а также большое количество его собственных сочинений. В их числе был найден и набросок записки о необходимости изменения государственного строя России. В ряде рукописей автор всячески восхвалял равенство и свободу, выступал за предоставление политических прав всему русскому крестьянству, писал о необходимости борьбы простого народа за лучшее будущее.
      Полтора года пребывания в Петропавловской крепости, шесть с половиной лет в Шлиссельбургской крепости подорвали здоровье Ф. Кречетова, но не сломили его воли. После освобождения из крепости в марте 1801 году этот старый и больной человек оказался без крыши над головой, без средств к существованию. Нужда и лишения не оставляли его до конца дней. Но и в эти годы Ф. Кречетов продолжал направлять в министерства письма с проектами "школ грамотности" и юридических училищ. Беспокойного заявителя выслали в Пермь, назначив ему скудную инвалидную пенсию. О конце его жизни ничего неизвестно.
      Хотя в написанном Ф. Кречетовым немало нескладного и темного, хотя многие его "прожекты" утопичны, отдельные его идеи (о политическом равноправии мужчин и женщин, об упразднении дворянских титулов и званий) намного опередили свое время и стали реальностью лишь после 1917 года, а некоторые не утратили своего значения и по сей день. В первую очередь это относится к осуждению Ф. Кречетовым захватнических войн, к пропаганде идей мира и дружбы между народами.
      Из других уроженцев брянского края, чья деятельность началась еще во времена Екатерины II, следует назвать Ивана Ивановича Бахтина (1754-1818 годы).
      Представитель старинной дворянской фамилии из Брянского уезда И. Бахтин в молодости был военным, а затем занимал целый ряд чиновных должностей. Как человек "неукоризненной честности" пользовался доверием Александра I, не раз поручавшего ему в 1802-1803 годы заниматься расследованием дел о злоупотреблениях помещиков и чиновной администрации. В 1803-1814 годы был губернатором Слободской Украины, где заслужил уважение деятельным участием в основании Харьковского университета; профессора отзывались о Бахтине как о человеке "замечательно светлого ума, обширной начитанности".
      После ухода в отставку И. Бахтин выпустил итоговый сборник стихов "и я автор, или разные мелкие стихотворения", книгу моралистических рассказов "Bдoxновенныe идеи", а также драму "Ревнивый".
      Положительную роль в просвещении края сыграла Севская духовная семинария, открытая в 1778 году. Многие ее выпускники пополняли ряды учителей, врачей, а некоторые сумели стать крупными учеными и общественными деятелями.
      Среди них нужно назвать Евдокима Филипповича Зябловского (1764-1846 годы), уроженца деревни Зябловки Севского уезда. Получив образование в семинарии и Петербургской учительской гимназии, он работал учителем в Сибири, затем стал профессором географии Петербургского педагогического института, а в 1821-1825 годы, являлся ректором Петербургского университета.
      Одним из видных ученых - философов первой половины XIX века был Галич (настоящая фамилия - Говоров) Александр Иванович (1783-1848 годы). Выходец из семьи трубчевского дьячка. Он закончил Севскую семинарию, поступил в Петербургский педагогический институт. Он проявил большую склонность к науке и был направлен для совершенствования в научной деятельности за границу.
      В Германии Галич познакомился с выдающимся философом Шеллингом и стал активным пропагандистом его философской системы.
      В 1814 году А.И. Галич был приглашен преподавать русскую и латинскую словесности в Царскосельском лицее. В этом учебном заведении он работал всего год, но у своих воспитанников оставил самую добрую память. "Добрый Галич", - так называл его А.С. Пушкин, который отмечал его большой ум и высокие гражданские качества: "Друг мудрости прямой правдив и благороден". Истинный ценитель поэзии и искусства, А. Галич увидел в юноше будущего большого поэта и всячески поддерживал его.
      А. Галич упорно занимался научной деятельностью. В 1825 году он опубликовал первый на русском языке оригинальный труд по эстетике - "Опыт науки изящного, начертанный А. Галичем", позже работал над книгами "Всеобщее право" и "Философия истории человечества". Последние годы жизни А. Галича были безрадостны. Вынужденный тянуть чиновничью лямку в Провиантском департаменте, он "впал в болезни и нищету" и умер, всеми забытый.
      В те же годы, что и А. Галич, жил и работал еще один незаурядный представитель русского просвещения Николай Петрович Брусилов (1782-1849 годы). Он родился в селе Скуратово Трубчевского уезда в дворянской семье, в восемь лет был определен на учебу в Петербург в Пажеский корпус, в 15 лет уже командовал ротой Московского гренадерского полка, но в 1798 году перешел на гражданскую службу. Все свободное время Н. Брусилов отдавал чтению, увлекаясь Вольтером, Руссо, Мерсье и другими французскими авторами, стихами русских поэтов, журналами и альманахами второй половины XVIII века, а затем начал активную литературную деятельность. Первым его печатным произведением стал изданный в 1800 году перевод комедии Мерсье "Гварделупский житель". В 1803 году сразу вышло 4 книги Н.П. Брусилова: "Безделки, или Некоторые сочинения", "Старец, или Превратности судьбы", "Бедный Леандр, или Автор без риторики", "Мое путешествие, или Приключения одного дня", а в 1805 году еще одна - "Плоды моего досуга".
      Н. Брусилов активно участвовал в деятельности Вольного общества любителей словесности, науки и художеств, которое было центром передовой общественной мысли в России, где широко обсуждались радищевские идеи ликвидации тирании и крепостничества, требования свободы слова, уважения человеческого достоинства. Н. Брусилов сблизился с такими активными членами Вольного общества, как И.П. Пнин, А.Е. Измайлов, Н.Ф. Остолопов, А.П. Бенитцкий, и привлек их к участию в "Журнале российской словесности", который начал издавать с января 1805 года. Участвовали в журнале и другие авторы, в том числе молодой К. Н. Батюшков, но многие материалы готовил сам Н. Брусилов. В течение года были напечатаны в журнале его четыре повести, много публицистических, критических статей и переводов.
      Позже Н. Брусилов занялся научной деятельностью, напечатал 4 статьи по древнерусской истории и нумизматике и был избран действительным членом Общества истории и древностей российских.
      В 1820 году Н. Брусилов стал вологодским губернатором. Он занимался благоустройством Вологды, содействовал изучению исторического прошлого губернии, пользовался уважением жителей. В 1833 году им был издан "Опыт описания Вологодской губернии", - подробное статистико-краеведческое исследование, не утратившее познавательного значения до сих пор. Автор был избран почетным членом Академии наук.
      Видным литературным и общественным деятелем первой трети XIX века был Алексей Алексеевич Перовский (1787-1836 годы), более известный по литературному псевдониму Антоний Погорельский.
      Его отцом был граф А.К. Разумовский, сын последнего гетмана Украины, матерью - «девица» М.М. Соболевская. Положение Алексея и других внебрачных детей Соболевской было двойственным: жили они в роскоши, но считались воспитанниками, чье благополучие целиком зависело от воли мизантропа - отца.
      Детство А. Перовского было связано с городом Почепом, где А.К. Разумовский постоянно жил в годы правления Павла I и куда он часто наезжал и раньше.
      В 1807 году А. Перовский закончил Московский университет, получив ученую степень доктора философии и словесных наук. К этому же времени относится и начало его литературной деятельности: им была переведена на немецкий язык повесть П.М. Карамзина "Бедная Лиза".
      Когда началась Отечественная война 1812 года, А. Перовский оставил гражданскую службу и в качестве офицера одного из черниговских казачьих полков принимал активное участие в боях, а в 1813-1816 годы был старшим адъютантом при генерал-губернаторе королевства Саксонского князе Н.Г. Репнине-Волконском.
      В последующие годы А. Перовский жил то в Петербурге, то в Москве, но продолжительное время проводил также в Почепе (в 1818-1822 годы) и в своих имениях: Погорельцах (на Черниговщине) и Красном Роге. Он написал ряд стихотворений, критических статей, но наибольшую известность автору принесли его прозаические произведения: "Двойник, или Мои вечера в Малороссии" (1828 год), роман "Монастырка" (1833 год), а также сказка "Черная курица, или Подземные жители" (1829 год). Талант замечательного рассказчика высоко оценили А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, П.А. Вяземский. А. Перовский был избран членом Вольного общества любителей российской словесности, где близко познакомился с такими прогрессивными литераторами, как Ф.Н. Глинка, Н.И. Гнедич, А.А. Бестужев, В.К. Кюхельбекер, А.А. Дельвиг.
      В раннедекабристском "Военном обществе" (1817 год) участвовали и младшие братья А. Перовского, Лев и Василий. Последний дружил с А.С. Пушкиным и оказывал ему, будучи оренбургским генерал-губернатором, значительное содействие в сборе материалов по "Истории Пугачева", а Л. Перовский, являясь министром внутренних дел, выступал за постепенную отмену крепостного права. Учитывая, что детство Л. и В. Перовских прошло в городе Почепе, следует признать, что их жизнь и деятельность заслуживает большего внимания краеведов Брянщины.
      Был связан с Брянщиной и известный литературный деятель первой половины XIX века Семен Егорович Раич (1792-1855 годы). Настоящая фамилия его - Амфитеатров, родился он в семье священника села Высокое (Рай) Кромского уезда. Первоначальное образование получил в Севской духовной семинарии.
      В 1813 году С. Раич был приглашен в семью Тютчевых в качестве учителя русского языка и воспитателя десятилетнего Феди (будущего великого русского поэта Федора Ивановича Тютчева) и до 1819 года жил в этой семье либо в Москве, либо в селе Овстуг Брянского уезда.
      Вольнолюбивые настроения молодого С. Раича подтверждают многие факты, начиная с того, что после окончания семинарии он отказался от духовной карьеры (в отличие от старшего брата Ф.Е. Амфитеатрова, бывшего в то время ректором Севской семинарии, а затем ставшего московским митрополитом). В 1819-1820 годы С. Раич вместе с товарищами по университету участвует в "Обществе любителей громкого смеха", где наибольшим вниманием пользовались пародии, сатирические и юмористические стихи. В составе общества были будущие декабристы: А.Н. Муравьев, М.А. Фонвизин, Ф.П. Шаховской. Кто-то из них и вовлек С. Раича в первую декабристскую организацию - "Союз Благоденствия", но после ее распада в 1821 году С. Раич отошел от политической деятельности.
      Разнообразной была писательская и журналистская деятельность С. Раича, особенно в 1820-е годы. В это время написано большинство его лирических стихотворений. Раичем издавались альманахи "Новые Аониды", "Северная лира", журнал "Галатея", в которых участвовали многие передовые писатели России. Наибольшую известность С. Раичу принесли его переводы поэм Вергилия "Георгики", Тассо "Освобожденный Иерусалим", Ариосто "Неистовый Роланд".
      До конца своих дней занимался С. Раич педагогической деятельностью. Среди его учеников по Московскому университетскому пансиону был будущий великий русский поэт М.Ю. Лермонтов.
      Почти одновременно с С. Раичем учился в 1806-1810 годы в Севской семинарии еще один будущий видный общественный деятель России, Степан Михайлович Семенов (1789-1852 годы), выходец из духовного сословия. Хотя место его рождения пока остается неизвестным, наиболее вероятно, что он родом из брянского края: в конце ХVIII века фамилия Семеновых встречается среди священнослужителей и в Севске и в Брянске.
      Убежденный сторонник республиканского строя, С. Семенов был в числе передовых русских людей, создавших в 1818 году тайную организацию - "Союз Благоденствия". Как один из учредителей организации, он вошел в состав ее Коренного Совета и был избран секретарем "Союза". В январе 1820 года С. Семенов участвовал в совещании руководителей "Союза Благоденствия" на квартире Ф.Н. Глинки, где все участники проголосовали за республиканское правление в России. В числе тех, с кем активно общался С. Семенов в эти годы, были такие известные декабристы, как С.П. Трубецкой, Н.И. Тургенев, Е.П. Оболенский, Н.М. Муравьев, И.И. Пущин, М.М. Нарышкин и другие.
      Участвовал С. Семенов и в учредительском заседании Северского общества в 1821 году, но активного участия в его последующей деятельности не принимал, хотя продолжал товарищеские отношения со многими декабристами и пользовался их полным доверием.
      В конце декабря 1825 года, когда вскрылось участие С. Семенова в делах декабристских обществ, он был арестован и доставлен в Петропавловскую крепость. Во время следствия С. Семенов проявил большую твердость, из-за чего следственная комиссия приняла в марте 1826 года решение: "Титулярного советника Семенова заковать и содержать на хлебе и воде". В таком состоянии он находился более полумесяца, но продолжал давать уклончивые, юридически умелые ответы, которые мало чем помогали следствию. Так как роль С. Семенова в полной мере раскрыть не удалось, резолюция Николая I на докладной записке по его делу гласила: "Титулярного советника Семенова, продержав еще четыре месяца в крепости, отправить в Сибирь на службу без повышения в чине".
      И началась служба С. Семенова в Сибири - сначала в Омске, затем в Усть-Каменогорске. О нем, как о высокообразованном чиновнике, с похвалой отозвался в беседе с Николаем I знаменитый немецкий ученый А. Гумбольдт, которого С. Семенов сопровождал во время его поездки по Сибири. Этот отзыв имел неожиданные последствия. Николай I приказал "употреблять титулярного советника Семенова на службу в отдаленные места безвыездно", и с начала 1830 года С. Семенов оказался в городе Туринске. Лишь через 8 лет был разрешен его перевод в Омск, а затем в Тобольск, где С. Семенов до конца своих дней служил советником губернского правления.
      С брянским краем был связан еще один из учредителей "Союза Благоденствия" - Александр Федорович Бригген (1792-1859 годы). Родом из старинной дворянской немецкой семьи, А. Бригген получил прекрасное образование и мог сделать блестящую карьеру. В составе гвардейского Измайловского полка он участвовал в Отечественной войне 1812 года и за проявленное в Бородинском сражении мужество был награжден золотой шпагой с надписью "За храбрость". Во время заграничных походов был ранен в бою под Кульмом и "за отличную храбрость" награжден орденами Владимира 4-й степени и прусского Железного креста. В 1820 году А. Бригген получил уже звание полковника, но на следующий год был уволен в отставку из-за поступившего доноса о его участии в тайном обществе.
      После ухода в отставку А. Бригген не вступал в новые декабристские организации, но он неоднократно участвовал в делах Северного общества, все более сближаясь с его левым крылом: К.Ф. Рылеевым, Е.П. Оболенским, И.И. Пущиным, А.А. Бестужевым. В 1825 году А. Бригген дважды выезжал в Киев, осуществляя связь между Северным и Южным обществами по важнейшим вопросам их взаимодействия.
      Его поездки вряд ли вызывали подозрение властей, так как легко могли быть объяснимы семейными делами. Ведь женой Бриггена была Софья Михайловна Миклашевская, дочь известного военного и административного деятеля конца XVIII - начала XIX веков, центром владений которого было село Понуровка близ Стародуба. В Понуровке вместе с женой и детьми находился А. Бригген и в начале 1826 года, когда был арестован (по другим данным, арест произошел в деревне Березовка).
      Помещенный в камеру Петропавловской крепости, А. Бригген мужественно держался во время следствия. Не был сломлен он и позже, когда находился в Читинском остроге, затем - в ссылке в Пелыме.
      Переезд в 1836 году в Курган дал А. Бриггену возможность общения с жившими здесь товарищами-декабристами: М.М. Нарышкиным, Н.И. Лорером, А.Е. Розеном, П.Н. Свистуновым, М.А. Назимовым, В.К. Кюхельбекером и другими, а поступление на службу в Курганский окружной суд позволило хоть как-то применить знания и способности для пользы общества. Честность и объективность А. Бриггена при рассмотрении судебных дел превратил и его в нежелательную фигуру для местных чиновников, и он был переведен в Туринск.
      После смерти Николая I оставшиеся в живых декабристы получили право покинуть Сибирь, и А. Бригген в 1857 году вернулся в свою семью, не видевшую его более 30 лет.
      Из оценок этой светлой личности, появившихся вскоре после смерти А. Бриггена в 1859 году, выделим лишь две: "Это был самый благородный, с возвышенным характером человек", "память о нем священная для всех тех, кто не изменил подобно ему своих задушевных убеждений, своих стремлений". Так писали о своем товарище Н.И. Тургенев и Н.Д. Цебриков.
      Особо следует отметить, что до конца своих дней А. Бригген оставался непримиримым противником самодержавия, а также "крепостного рабства", которое срамит Россию "в глазах всего человечества".
      Товарищ и родственник А. Бриггена Александр Михайлович Миклашевский (1798-1831 годы) был уроженцем села Понуровки. Здесь в богатой отцовской усадьбе прошло его детство. Затем он закончил Пажеский корпус и с 1816 года служил в Измайловском полку.
      В апреле 1821 года Н.И. Тургенев привлек А. Миклашевского на учредительное заседание Северного общества, но в дальнейшем А. Миклашевский отошел от активной политической деятельности, продолжая успешную службу в армии - в 1824 году он уже был подполковником.
      Арестованный в январе 1826 года вместе с А. Бриггеном, А. Миклашевским был по приказу царя выслан на Кавказ. Здесь он отличился во многих сражениях русско-персидской и русско-турецкой войн и за проявленную храбрость получил звание полковника. В полку А. Миклашевского служили сосланные на Кавказ декабристы: А.А. Бестужев, Д.А. Искрицкий, А.В. и В.В. Веденяпины и другие.
      1 декабря 1831 года он погиб в Дагестане, лично возглавив штурм крепости Агач-Кале. "Миклашевский пал, как жил - героем!" - так оценил в своих "Письмах из Дагестана" воинский подвиг офицера-декабриста его сотоварищ А.А. Бестужев-Марлинский.
      В сентябре того же 1831 года погиб на Кавказе еще один декабрист - уроженец Брянщины Демьян Александрович Искрицкий (1803-1831 годы). Он родился в местечке Душатин Суражского уезда в семье образованного дворянина, обер-секретаря Сената. Во время обучения в Петербургском кадетском корпусе Д. Искрицкий жил вместе с И.Г. Бурцевым, В.Д. Вольховским, П.И. Колошиным и А.В. Семеновым – будущим декабристом.
      В 1820 году Д. Искрицкий был принят в декабристскую группу Ф.Н. Глинки - Г.А. Перетца, близко связанную с "Союзом Благоденствия".
      Накануне восстания, 13 декабря 1825 года, Д. Искрицкий был на квартире у К.Ф. Рылеева, а 14 декабря принял участие в событиях на Сенатской площади, наблюдая по поручению К. Рылеева за движением полков вдоль Фонтанки.
      В том же месяце Д. Искрицкий был арестован по доносу родственника - Ф.Ф. Булгарина, почти год просидел в Петропавловской крепости, а затем был сослан в Оренбургскую крепость, откуда вскоре переведен на Кавказ.
      Подозревался в участии в декабристских организациях и брат Д. Искрицкого - Александр, служивший до 1825 года офицером Генерального штаба и показавший себя талантливым военным топографом. Доказать причастность А.А. Искрицкого к тайным обществам не удалось, тем не менее его также направили на Кавказ, где он был тяжело ранен. Уйдя в отставку в чине генерал-майора, А. Искрицкий умер в 1867 году.
      Еще один участник декабристского движения, Иван Федорович Юрасов (1802 - после 1856 года), родился в семье мелкопоместного дворянина Карачевского уезда. В деревне Давыдово прошло его детство. С 1820 года служил на Украине, где часто общался с такими членами революционных обществ, как Н.А. Крюков, Н.Ф. Заикин, Н.С. Бобрищев-Пушкин и другие. Знал И. Юрасов и вождя Южного общества П.И. Пестеля. Примерно в середине декабря 1825 года И. Юрасов был принят в Южное общество, но вскоре заболел и в марте 1826 года был по болезни уволен со службы. Ему было разрешено вернуться в деревню Давыдово, где он и проживал, свыше 30 лет находясь под тайным надзором полиции.
      Наибольшие лишения выпали на долю самого известного из декабристов Брянщины Алексея Ивановича Тютчева (1801-1856 годы).
      Отец А. Тютчева, капитан И.И. Тютчев, владел в Брянском уезде имением, состоявшим из села Хотылево, сельца Суздальцево, деревень Колтово и Соколово. В них в 1820-е годы проживало более 320 душ крепостных, но хозяйственные дела в имении шли плохо, и его пришлось заложить.
      В 1813-1815 годы А. Тютчев учился в Петербурге в Морском кадетском корпусе, но, не закончил его, начал службу в гвардейском Семеновском полку, которым командовал генерал Я.А. Потемкин, храбрый, просвещенный и гуманный человек.
      Весной 1820 года Я.А. Потемкин был освобожден от должности командира полка, а его место занял полковник Д.Е. Шварц, известный своей необузданной жестокостью. Наступившие в полку "черные дни" привели к солдатским волнениям, которые завершились судом над солдатами и высылкой многих офицеров полка в отдаленные армейские части.
      Хотя А. Тютчев во время волнений находился в отпуске в имении отца, в декабре 1820 года он был переведен в Пензенский пехотный полк, находившийся на Украине близ Житомира. Здесь в начале 1825 года он был принят в тайное революционное Общество соединенных славян, большинство членов которого составляли выходцы из обедневших дворян, близко знавших нужды и чаяния простого народа.
      В августе 1825 года в местечке Лещин близ Житомира проводились большие военные маневры. Здесь капитан А. Тютчев встретился со своими друзьями С.И. Муравьевым-Апостолом и М.П. Бестужевым-Рюминым, которые служили в Черниговском полку и были в числе руководителей Южного общества. Последовавшие затем переговоры привели к слиянию Обществ. Тогда же А. Тютчев и некоторые другие бывшие "славяне" дали согласие участвовать в цареубийстве.
      20 января 1826 года он был арестован и затем доставлен в Петербург, где шесть месяцев просидел в Петропавловской крепости. По приговору Верховного уголовного суда и последующему указу Николая I А. Тютчев в числе других осужденных по второму разряду, был лишен чинов и дворянства и присужден к 20-летней каторге и последующей ссылке на поселение.
      В 1836 году по милости Николая I, сократившего декабристам срок пребывания на каторге, А. Тютчев был направлен на поселение в село Курагино Енисейской губернии, где и прошли последние 20 лет его жизни. Здесь он женился на местной крестьянке Анне Жибиновой, здесь родилось четверо их детей. Хозяйственные дела, любимые А. Тютчевым охота и рыбная ловля, обучение крестьянских детишек грамоте, встречи с односельчанами, которые любили его как интересного собеседника и певца, - так текла его жизнь в Курагинском. Но росла семья, заметно слабело здоровье, жизнь становилась все труднее, так как казенного пособия не хватало, а помощь родственников и друзей-декабристов была невелика. "Главное горе - нечем жить", - писал А. Тютчев И.И. Пущину В июле 1855 года тяжело заболев, он скончался в селе Курагино в январе 1856 года, где и похоронен.
      Заслуживает дополнительного рассмотрения в связи с историей Брянщины жизнь и деятельность таких декабристов, как Иван Дмитриевич Якушин (1796-1857 годы), Михаил Александрович Фонвизин (1788-1854 годы), Иван Семенович Повало-Швейковский (около 1790-1845 годы). Последний, активный участник Южного общества, имел родовое имение в Рославльском уезде, а И. Якушин и М. Фонвизин во время голода 1821 года оказали значительную помощь крестьянам того же Рославльского уезда, в состав которого входила часть территории северной Брянщины.
      Имело владения в Трубчевском уезде семейство Бодиско, два представителя которого, братья Борис Андреевич (1800-1828 годы) и Михаил Андреевич Бодиско (1803-1867 годы), были активными участниками восстания 14 декабря 1825 года. Среди находившихся в Орловской губернии имений графов Чернышевых, наследником которых был декабрист Захар Чернышев (1796-1862 годы), имелись и владения в Севском уезде.
      Заметим, наконец, что в 1797 году отцу руководителя Южного общества П.И. Пестеля было пожаловано 287 душ крепостных в селах Знобь и Крапивна Трубчевского уезда.
      Политическая реакция, усилившаяся после подавления движения декабристов, ослабила, но не могла потушить революционного движения в России. Большую роль в распространении передовых общественных идей во второй половине 40-х годов XIX века сыграл кружок передовой русской интеллигенции, возглавлявшийся М.В. Буташевичем-Петрашевским. Среди участников кружка петрашевцев был и уроженец города Новозыбкова Николай Александрович Момбелли (1823-1891 годы), выходец их небогатой дворянской семьи.
      Несколько лет он посещал литературные "пятницы" у поэта и писателя Е.П. Гребенки, был знаком с Т.Г. Шевченко и интересовался его творчеством, пытался сам заняться литературой.
      Осенью и зимой 1846-1847 годов у Н. Момбелли собирался кружок передовых офицеров Московского полка. Участники кружка читали и обсуждали литературные, исторические и естественнонаучные статьи, знакомились с запрещенными цензурой произведениями русских и зарубежных авторов. Не раз выступал здесь и Н. Момбелли, резко высказываясь против крепостного рабства и деспотизма.
      Поэтому, когда в апреле 1849 года члены кружка петрашевцев были арестованы, а затем переданы военному суду, один из пунктов приговора гласил: "Поручика Момбелли за произнесение дерзких слов против священной особы ... императорского величества, за злоумышление к уничтожению императорского достоинства, за распространение сочинений против правительства и за покушение составить тайное общество с целью преобразовать гражданский быт в России лишить всех прав состояния и подвергнуть смертной казни расстрелянием".
      Правда, смертная казнь Н. Момбелли была заменена 15 годами каторжных работ. С 1850 года по 1856 год он находился на Александровском заводе Нерчинского округа, затем получил право выйти на поселение, но предпочел уехать на Кавказ рядовым.
      Особое место в истории русской общественной мысли занимают творчество и социально-политические взгляды таких замечательных сынов Брянщины, как Федор Иванович Тютчев (1803-1873 годы), Алексей Константинович Толстой (1817-1875 годы), Алексей Михайлович Жемчужников (1821-1907 годы), для которых характерно критическое отношение к современной российской действительности, неприятие любых форм деспотизма, глубокая вера в жизненные силы русского народа.
      Все это позволяет сделать вывод, что во второй половине XVIII - первой половине XIX веков многие уроженцы Брянщины своей деятельностью по распространению просвещения, острой критикой существовавших в России политических, экономических и социальных порядков, а отдельные - и личным участием в революционной борьбе против самодержавия и крепостничества, внесли заметный вклад в формирование в русском общественном мнении понимания необходимости ломки старых феодальных норм жизни, что в конечном счете подтолкнуло проведение реформ 1860-х годов, в том числе главной из них - отмены крепостного права.
      "Взгляд через столетия", В.В. Крашенинников, 1990 год.



Оглавление




 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова