Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

ТОЛСТОЙ В ОПТИНОЙ ПУСТЫНЕ     


Лев Николаевич Толстой       Оптина Пустынь занимала особое место в жизни Толстого. С ней были связаны отроческие воспоминания о похоронах его тетушки А.И. Остен-Сакен, которая, по словам Толстого, "не только была внешне религиозна", но жила "истинно христианской жизнью". В Оптину к старцам много раз приезжала другая сестра отца — П.И. Юшкова, а также любимая "тетенька" Т.А. Ергольская, названная Толстым "третьим и самым важным" лицом в смысле влияния на его жизнь. В Оптинском некрополе рядом с могилой А.И. Остен-Сакен похоронена Е.А. Толстая, рожденная Ергольская, свекровь сестры Толстого. Сама Мария Николаевна с 1889 г. стала духовной дочерью Оптинского старца Амвросия, по его благословению оставила мир и поселилась в Шамординском монастыре.
      26 июля 1877 г. он приехал в монастырь с Н.Н. Страховым из Москвы через Калугу и Тулу. Цель поездки - знакомство с жившим в монастырском скиту старцем Амвросием и другими монахами. Остановился Толстой в странноприимной гостинице. Гостиничником оказался бывший крепостной Толстых, и встреча бывшего слуги со своим барином доставила обоим большое удовольствие. Днем 26 июля Толстой беседует со старцем Амвросием (описан Достоевским как старец Зосима в романе "Братья Карамазовы") и архимандритом Ювеналием (Половцевым, бывшим гвардейским офицером). Ювеналий пригласил к себе других монахов, говорили о политике и о религии. На другой день Толстой еще раз побывал у Амвросия. В этот же день отстаивает в монастыре всенощную. По словам биографа Л.Т. и П.И. Бирюкова, свидание Толстого и Н.Н. Страхова со старцем не удовлетворило ни того, ни другого. Софья Андреевна, напротив, утверждает, что Толстой разговором со старцем остался "на этот раз очень доволен, признав мудрость старцев и духовную силу отца Амвросия". В монастырской гостинице Толстой встретился с владельцем имения Березичи Д.А. Оболенским и гостившим у него пианистом Н.Г. Рубинштейном. Он получил приглашение погостить в Березичах и 27 июля заехал к Оболенскому, где слушал игру Н. Рубинштейна. О том, какое впечатление Толстой произвел на монахов Оптиной пустыни во время пребывания там, ему сообщил Н.Н. Страхов в письме от 16 августа 1877г.: "Отцы хвалят Вас необыкновенно, находя в Вас прекрасную душу. Они приравнивают Вас к Гоголю и вспоминают, что тот был ужасно горд своим умом, а у Вас нет этой гордости. Боятся, как бы литераторы не набросились на Вас за 8-ю часть ("Анна Каренина") и не причинили Вам горестей. Меня отец Амвросий назвал "Молчуном" и вообще считают, что я закоснел в неверии, а Вы гораздо ближе меня к вере. И о. Пимен хвалит вас, он-то и говорил о Вашей прекрасной душе,- очень было и мне приятно услышать это. Отцы ждут от Вас и от меня обещанных книг и надеются, что мы еще приедем".
      2 сентября Толстой ответил Страхову: "Сведения, которые вы сообщили мне о воспоминаниях о нас оптинских старцев, и вообще воспоминания о них мне очень радостны". По сей день сохранилась избушка в скиту, где Толстой встречался со старцем Амвросием.
      Через 4 года, в середине июня 1881 г. Толстой ходил в Оптину пустынь пешком. Он пригласил с собой слугу С.П. Арбузова и учителя Яснополянской школы Д.Ф. Виноградова. Отправились пешком в Оптину пустынь 10 июня. 11 июня Толстой пишет письмо жене, что "…его путешествие приятно, полезно и поучительно очень... Нельзя себе представить, до какой степени ново, важно и полезно для души (для взгляда на жизнь) увидать, как живет мир Божий, большой настоящий, а не тот, который мы устроили себе и из которого не выходим". 14 июня к вечерней трапезе пришли в монастырь. Ночевали в гостинице третьего класса. 15 июня Толстой посетил архимандрита Ювеналия и старца Амвросия, у которого провел два часа. 16 июня пошли в обратный путь в Ясную Поляну. Позднее в письме Тургеневу Толстой так пишет о своем путешествии в Оптину пустынь: "Паломничество мое удалось прекрасно. Я наберу из своей жизни годов пять, которые отдам за эти десять дней".

Лев Николаевич Толстой

      Третий раз Толстой побывал в Оптиной пустыни в феврале 1890 г. вместе с дочерью Таней, Марией и племянницей В.А. Кузминской. Прибыли в Оптину 27 февраля. Толстой и на этот раз побывал у "старца Амвросия, разговаривал с ним о разных верах". После этой беседы в дневнике он пишет: "Амвросий жалок до невозможности. "Учит" и не видит, что нужно". Амвросий, в свою очередь, о Толстом скажет: "Горд очень". В этот же день Толстой увиделся с двоюродным братом С.А. Толстой Б.В. Шидловским, послушником монастыря, и сестрой Марьей Николаевной. Тогда же Толстой запишет в дневнике о своем общем впечатлении, произведенном монахами Оптиной пустыни: "Горе их, что они живут чужим трудом… Монастырь - духовное сибаритство". 28 февраля Толстой встретился с Леонтьевым.
      Константин Николаевич Леонтьев - дипломат, бывший консул, писатель - романист, публицист, критик и философ, бывший сотрудник Каткова, когда-то находившийся в близких отношениях с Толстым; в 1887г постоянно поселился в Оптиной пустыни, в 1891г. постригся в монахи. После встречи Толстой записал: "Был у Леонтьева. Прекрасно беседовали. Он сказал: Вы безнадежны. Это выражает вполне наше отношение в вере".
      В августе 1896 г. Толстой поехал с женой в Шамордино навестить свою сестру М.Н. Толстую - монахиню Шамординского монастыря. Оттуда они проехали в Оптину пустынь, где посетили могилы тетки А.И. Остен-Сакен и Е.А. Ергольской, сестры любимой "тетушки" Толстого Т.А. Ергольской. С.А. Толстая была на исповеди у о. Герасима, а Толстой встретился со старцем о. Иосифом, смирение и доброта которого благотворно подействовали на Льва Николаевича, и с тех пор он, по словам Марии Николаевны, "стал гораздо мягче". Родные могилы, воспоминания, сестра-монахиня — все это связывало Толстого с Оптиной.
Лев Николаевич Толстой      Через Оптину пустынь прошел и последний путь Льва Толстого. В ночь с 27 на 28 октября 1910 г. он навсегда покинул Ясную Поляну. 28 октября Толстой с сопровождавшим его Д.П. Маковицким добрался до Козельска. В 8.30 вечера прибыли в Оптину пустынь. Остановились в монастырской гостинице. На следующий день Толстой отправился в Предтеченский скит, где жил его знакомый старец Иосиф. Несколько раз, по свидетельству очевидцев, подходил писатель к воротам скита, но так и не решился войти внутрь. 29 октября в Оптину пустынь приехал А.П. Сергеенко с письмами от В.Г. Черткова, A.Л. Tолстой и с известиями о С.А. Толстой. Толстой продолжает работать - диктует А.П. Сергеенко исправления в письмо к К.И. Чуковскому о смертной казни (статья "Действительное средство"). В этот же день уехали в Шамордино. Удивительно, что писатель, последние тридцать лет боровшийся с Православной Церковью и уверявший, что порвал с нею навсегда, приехал в одну из главных обителей Православия. В двух черновых вариантах письма, оставленного Толстым Софье Андреевне, после слов о том, что он делает только то, что "обыкновенно делают старики, близкие к смерти", Лев Николаевич написал: "Большинство уходят в монастыри, и я ушел бы в монастырь, если бы верил тому, чему верят в монастырях. Не веря же так, я ухожу просто в уединение". В окончательном тексте письма этих слов нет.
      В "Исповеди" Толстой признался, что "с 16-ти лет перестал становиться на молитву и перестал по собственному побуждению ходить в церковь и говеть". Разум возобладал над детской верой. Тот же характер ума был и у толстовских героев, ищущих истину путем мысли. На "гордость мысли" как на большой грех указывала князю Андрею Болконскому княжна Марья. В "гордости мысли" и "глупости мысли" упрекал себя Константин Левин. О самом Толстом старцами Амвросием и Варсонофием сказано было, что он "горд очень". Архимандрит Леонид (Кавелин) после долгой беседы с Толстым в 1879 г. в Троице-Сергиевой Лавре поделился своим впечатлением: "Заражен такою гордыней, какую я редко встречал. Боюсь — кончит нехорошо". Старец Иосиф после памятной для Толстого встречи сказал Марии Николаевне о брате, что "у него слишком гордый ум и что, пока он не перестанет доверяться своему уму, он не вернется к Церкви". Слова эти воспринимаются теперь как пророческое предостережение.
      В Определении Святейшего Синода (1901) сказано, что граф Лев Толстой "сознательно и намеренно отторг себя сам от всякого общения с Церковью Православною". Толстой не мог не понимать, что тем самым отторг себя и от православного русского крестьянства, и от всей православной России. "Может быть, вам неприятно, что я приехал к вам? — спросил он в последний свой приезд в Оптину у гостинника отца Михаила. — Я — Лев Толстой; отлучен от Церкви; приехал поговорить с вашими старцами". Во время последней встречи со своей сестрой-монахиней на вопрос Марии Николаевны, почему он не побывал у старцев, Толстой ответил: "Да разве, ты думаешь, они меня примут? Ты не забудь, что истинно православные, крестясь, отходят от меня; ты забыла, что я отлучен, что я тот Толстой, о котором можно... да что, сестра!..".
Лев Николаевич Толстой      В 1904 г. Мария Николаевна видела символический сон, который рассказала впоследствии С. А. Нилусу: "Ночь. Рабочий кабинет Льва Николаевича. На письменном столе лампа под темным абажуром. За письменным столом, облокотившись, сидит Лев Николаевич, и на лице его отпечаток такого тяжкого раздумья, такого отчаяния, какого я еще никогда у него не видела... В кабинете густой, непроницаемый мрак; освещено только то место на столе и лице Льва Николаевича, на которое падает свет лампы. Мрак в комнате так густ, так непроницаем, что кажется даже как будто чем-то наполненным, насыщенным чем-то, материализованным... И вдруг вижу я, раскрывается потолок кабинета, и оттуда-то с высоты начинает литься такой ослепительно-чудный свет, какому нет на земле и не будет никакого подобия; и в свете этом является Господь Иисус Христос, в том его образе, в котором Он написан в Риме, на картине видения святого мученика архидиакона Лаврентия: пречистые руки Спасителя распростерты в воздухе над Львом Николаевичем, как бы отнимая у незримых палачей орудия пытки. Это так и на той картине написано. И льется, и льется на Льва Николаевича свет неизобразимый, но он, как будто его и не видит... И хочется мне крикнуть брату: Левушка, взгляни, да взгляни же наверх!.. И вдруг сзади Льва Николаевича — с ужасом вижу — из самой гущины мрака начинает вырисовываться и выделяться иная фигура, страшная, жестокая, трепет наводящая: и фигура эта, простирая сзади обе свои руки на глаза Льва Николаевича, закрывает от них свет этот дивный. И вижу я, что Левушка мой делает отчаянные усилия, чтобы отстранить от себя эти жестокие, безжалостные руки... На этом я очнулась и, как очнулась, услыхала, как бы внутри меня говорящий голос: "Свет Христов просвещает всех!"".
      Сон Марии Николаевны оказался пророческим: жестокие руки "заботливо" закрыли от ее брата спасительный Свет Христов. Толстой умер без покаяния. "Хотя он и Лев был, но не мог разорвать кольца той цепи, которою сковал его сатана", — сказал о нем старец Варсонофий, который приехал на станцию Астапово 5 ноября, но не был допущен к умирающему, несмотря на многочисленные обращения к тем, кто был неотлучно при Толстом. Даже сам факт пребывания в Астапове Оптинского старца Варсонофия был скрыт от Льва Николаевича.
      Большинство исследователей, обращавшихся к последним дням жизни Толстого, утверждают: духовный путь его не был окончен. Уходом из Ясной, по словам В.А. Котельникова, "приоткрывается какая-то иная перспектива", и очевидно, что "не отрицание — последнее слово того, кто дал имя целой эпохе русской культуры", и то, куда направился Толстой, имеет "исключительно важное значение". Очевидно и то, что если бы произошло величайшее событие — покаяние Толстого, то совершилось бы оно благодаря Оптиной и ее старцам.




Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова