Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

ПОЧЕПСКИЕ ДРЕВНОСТИ ДЕСНЫ - ХРОНОЛОГИЯ СВЯЗЕЙ     


Почепские селища

      Открытие почепской группы памятников Ф.М. Заверняевым вначале вызвало скепсис в среде археологов, поскольку меняло представления в тогдашней зарубинологии. Последующие работы С.П. Пачковой, В.И. Бидзили (Лютеж) и П.И. Хавлюка (Марьяновка, Рахны) вскрыли тот же хронологический пласт постзарубинецких древностей первых полутора ст. н.э. В результате выкристаллизовалось представление о расширении зарубиноидного (ЗБК) ареала в нач. I в. н.э. под сарматскими ударами (Максимов Е.В.) и было предложено назвать явление "горизонтом Рахны—Лютеж—Почеп" (Щукин М.Б.), — явления краткого по времени, по сравнению с археологической культурой, но охватывающего более широкий ареал.
      Мной была высказана мысль об участии в процессе формирования почепских древностей пшевороидных (ПШК) элементов с Дуная и постпоянешти-лукашевского (ПШЛ) населения (с позднескифскими и сарматскими элементами) нижнеднепровских городищ (Херсон, 1990; Гомель, 1991; Чернигов, 1992; Запорожье, 1994). Волна бастарнов-певкинов ПШЛ облика могла достигнуть Днепровского Левобережья ок. сер. I в. до н.э., что связано с северопричерноморскими событиями похода Буребисты. Это объяснило бы находки на ЗБК памятниках очковых спиралевидных подвесок (Савчук А.П., 1969), заимствованных ПШЛ населением у кельто-иллирийцев, где они являлись непременным атрибутом погребального обряда. Серия утолщенных венчиков в лощеной керамике Хариевки, где встречены позднеэллинистические амфоры этого времени, также может иметь ПШЛ происхождение. Возможно, окончательное решение этого вопроса будет найдено при раскопках сейминской группы памятников (Обломский А.М.) и начавших изучаться в Низовьях Десны памятников классического ЗБК времени, типа Еловщины (Валькова Т.П.). Новые материалы помогут разобраться и в более ранних импульсах рубежа эпох Латен (ЛТ) — Д и С (Уманец А.Н., Шевченко Ю.Ю., 1995), когда формируется верхнеднепровская ЗБК группа, в ПШЛ появляются ПШК элементы, а на Любельщине — памятники типа Черничин, рассматриваемые как сплав ЗБК, ПШК и Ясторфа (Дабровска Т., 1973, 1988). Не исключено, последние продолжают существовать до "почепского времени" (Гриневичи Вельки) в горизонте фибул О. Альмгрена (Ал)—63.

Святилище на селище Грудок

      Дунайская ПШК волна датирована в почепской группе находками фибул Й. Костшевского типов I и 0 (Груд близ Чернигова и Почеп), их почепскими дереватами и фибулами с перевитой спинкой, но иного профиля, с дырчатым приемником. Если первые относят почепские памятники к последней фазе ЛТ—Д 2-3, продолжавшейся в оксыве до второго, а в ПШК — до четвертого десятилетия I в. н.э.; то "почепская серия" имеет дереватный признак фибул Ал—68, наиболее распространяющихся в конце эпохи Тиберия и диагностирующих стадию В 1 раннеримского времени: 6—70 гг. н.э. (Щукин М.Б., 1990). Начало этого этапа — В 1а (6—20 гг. н.э.) диагностирует находка почепской фибулы с перевитой спинкой на пос. Колодезный бугор. Ее профилировка далека от позднелатенских, даже в серии Костшевский—0 (Ср.: Третьяков П.Н., 1974) и соответствует серии аукисс, как и конструкция приемника (кнопка обломана), распространенных не позже этого времени. Вступление Подесенья в римское время (В 1а) соответствует окончательному формированию почепской группы памятников, где в наборе присутствует и краснолощеная посуда (без присутствия красителя на поверхности она была бы желтолощеной). Красное лощение на керамике, по мнению В.Ф. Гайдукевича, было привнесено на Боспор сарматами, поскольку встречается на сосудах из Калиновских курганов в Нижнем Поволжье со II в. до н.э., сохраняясь в I—II вв. н.э. К этому времени краснолощеная керамика уже присутствует в причерноморских центрах (Золотая Балка, Тира, Боспор). Такой вид керамики обнаружен Ф.М. Заверняевым на почепских селищах; при исследованиях поселения и могильника Груд А.А. Попко (1947—1966) и автора (1976-1989). Однако формы краснолощеной керамики из почепского слоя Груда находят соответствия только в ПШК древностях: Подберезцы (Козак Д.Н., 1977, р. 3, — 3, 4, 9; 4, 9; 5, — 1, 4, 5, 10, 12). Как красно-, так и черно-, и желто-, и серолощеные формы керамики Груда соответствуют ПШК. Аналогичные датированы в европейских памятниках фибулами Ал—67 и 68, соответствуя первым двум стадиям ("а" и "в") римского периода В 1: Абрахам — погр. 4, 78, 81, 85, 100; Сладковиково—69; Костолна на Дунае — 32, 35, 36; Криспинов — 16, 37, 51; позднее — Вымыслово — погр. 176, 328; Ключев — 43; Млоджиково — 224. Симбиоз ПШК форм и сарматской техники обработки поверхности свидетельствует о направлениях связей почепского населения. Сарматские связи документированы частыми находками обломков гончарных причерноморских мисок на поселении и могильнике Груд, фрагментом рыбницы из погр. 22, типичной для причерноморских полисов I в. до н.э., а для нижнеднепровских городищ — I в. н.э. К серии связей с Поднестровьем (Гоева Гора, с фибулой Ал—68), где в I в. н.э. наблюдается чресполосное сосуществование бастарнских и сарматских могильников, отнесен М.Б. Щукиным двуручный гончарный сосуд из постр. 9 Чаплина. Одночастный гребень (Томас—А) из этого комплекса может иметь раннюю дату нач. II в. н.э., — такой же встречен в погр. 10 мог. Криспинов с фибулой Ал—41 (В 2а). Это соответствует или очень не намного предшествует времени бытования наиболее поздних фибул Ал—63 на памятниках горизонта Рахны—Лютеж—Почеп. Ту же дату (1 пол. II в. н.э.) по набору аналогий имеет почепский одноручный сарматский кувшин; гончарные серо-глиняные миски из Почепа (с тамгой) и Рахнов; чернолощеная внутри курильница (или чаша?) с Груда, аналогичная сусловским курильницам типа VIII—5 по К.Ф. Смирнову (1973). Усиление контактов с сарматским миром в 1 пол. II в. н.э. и возможная связь с событиями боспорских войн, видимо, помогут уточнить дату окончательного финала почепских памятников после сер. II в. н э. Во 2 пол. II в. н.э. (несколько позднее и в связи с движением готов) прерывается и культурная традиция на Волыни (Козак Д.Н., 1992), как в то же время резко сокращается число сарматских памятников Северного Причерноморья, за исключением областей между Днестром и Дунаем (Дзиговский А.Н., 1982), т.е. за пределами областей боспорских войн. Синхронизация всех этих явлений примерно во времена Савромата второго (с 174 г. н.э.), может быть, связывает серию удач боспорских царей (193 г. — победа над сираками и присоединение позднескифского царства) с процессом движения готов. В то время, как на Волыни в керамическом комплексе зубрецких памятников появляется элемент культуры штрихованной керамики, на памятниках типа Почепа Нижней Десны появляется новый слой (Груд, Смычин), видимо, не связанный с собственно почепским, где штрихованному компоненту принадлежит значительная роль.
      Связь почепских материалов с древностями Самарской Луки Поволжья (Терпиловский Р.В., 1991; Матвеева Г.И., 1986) при становлении именьковской культуры, по находке аукиссы, могут быть отнесены не позднее сер. I в. н.э. Наличие в Именьково ПШК форм говорит о времени связей после поступления ПШК материалов на Десну (в периоде В 1а) и относится не ранее, чем к периоду В 1 в-с. Такую дату подтверждает и 8-образные маркоманские пряжки в Андреевском могильнике Поволжья (типа "У" по К. Раддацу), бытующие в В 1 (В 1 в-с —?) и встречаемые в начале периода В 2 (после 70 гг. I в. н.э.). Не исключено, что полный финал почепских памятников Десны напрямую связан с расцветом именьковской культуры Поволжья. Сосуд с Именьковского городища (Матвеева Г.И., 1981, р. 2, —2) полностью идентичен сосуду из постр. 11 Груда (Шевченко Ю.Ю., 1992, р. 3,— 10). Чашечки полусферической формы с закраинкой в виде поддона из Именьково (Матвеева Г.И., 1981, р. 9, — 3, 4) идентичны не ЗБК (Дедов Шпиль, Николаевка), имеющим коническую форму, а упомянутой чашечке (курильнице?) с Груда. Сопоставление форм с поселений славкинского типа в Среднем Поволжье (Матвеева Т.И., 1986) с формами памятников зубрецкой группы на Волыни напоминает о том, что подобные появляются в слоях, перекрывающих почепские горизонты на Десне — Смычин, Гребля. Кроме богатого штрихованного материала (типа Грини — Вовки), здесь наличествует груболепная посуда типа Абидни (жил. 1), соответствующая зубрецкой керамике на поселении Подберезцы.

Ю.Ю. ШЕВЧЕНКО (Чернигов)
"Деснинские древности" Брянск, 1995 г.



Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова