Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

КРЕПОСТИ И ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ БРЯНЩИНЫ     


Крепости и оборонительные сооружения Брянщины       Вся территория Брянщины покрыта городищами разных размеров и типов (мысовыми и островными, круглыми, треугольными, квадратными, многоугольными по своим планам) - остатками древних крепостей, умерших городов, замков князей и бояр, укрепления родовых поселений. Однако подавляющая их часть была сооружена либо еще в эпоху первобытности - во времена юхновской, милоградской и днепродвинской культур раннего железного века и принадлежит балтским племенам, либо позднее, в эпоху феодализма, когда по Брянщине прошли укрепленные границы трех княжеств - Смоленского, Черниговского и Новгород-Северского и интенсивно сооружались княжеские города и феодальные усадьбы-замки.
      Летописным же северянам, а особенно радимичам, вятичам и кривичам принадлежит очень мало городищ. Почти не строила их и наступавшая на земли этих племенных союзов летописная "русь". И дело не только в том, что радимичи, например, полагались на "непролазность" своих лесов, а великокняжеские киевские дружинники выступали в X веке как нападающая сторона (а если и приходилось обороняться, то больше полагались на крепость своих щитов и мечей), но и в сложности выделения городищ именно этого времени. Дело в том, что большинство (если не все) славянские укрепленные "грады" строились на юхновских и иных старых городищах. Для расположения городищ во все времена требовались одни условия - они должны были находиться на высоких, крутых, хорошо защищенных мысах береговых террас, с дальним обзором подходов к ним. Все эти мысы использовались уже в раннем железном веке, и славяне селились на них повторно. В результате часто невозможно точно определить время сооружения укреплений. Кроме того, в эпоху феодализма для строительства крепостей, замков и детинцев городов зачастую использовались те же места, их укрепления перестраивались или сооружались заново. Иногда достаточно крупные и богатые древнерусские поселения, например, Рябцево в Стародубском и Случевск в Погарском районах, достоверно существовавшие уже в X веке, включив в свою территорию городища более ранних эпох, новых укреплений на этих городищах не имели вообще.
      Специфический вид раскопок - "разрез" валов и рвов - позволил, впрочем, определить ряд городищ, укрепления которых полностью или частично были сооружены в ІХ-Х веках северянами и древними русами в период включения Брянщины в состав Древнерусского государства.
      Все древнерусские укрепления этой эпохи были сооружены в середине - второй половине X века и принадлежат крепостям-погостам или дружинным лагерям-станам на пути полюдья, проходившем из земли кривичей по Судости - Рассухе - Вабле на Титву и Снов, далее на Чернигов и Киев. Находятся они в дверном форпосте "Русской Земли" - Стародубском ополье.
      Главным центром, куда свозилась дань с прилегающих земель радимичей и северян, и где она хранилась до приезда князя на полюдье, был пункт-погост у села Левенка, расположенный в узкой петле, которую делает река Вабля при впадении в нее Бабинца. Пункт этот был удобен прежде всего по своему местоположению. В нем "скрещивались" три варианта пути с северо-востока, с Судости и открывался единственный путь далее на юго-запад (по Бабинцу на Титву).
      У Сининской крепости сходятся два варианта пути от Судости по Рассухе и по Вабле от ее устья. Кроме того, в X веке она являлась самым восточным форпостом "Русской Земли", или "внутренней Руси" по направлению к землям северян. Отсюда открывался самый короткий путь (через Радощ) на столицу одного из северянских племен или княжеств - поселение у села Кветунь под Трубчевском. Соответственно, Сининская крепость прикрывала это важное направление и должна была иметь мощные укрепления. Такое же положение, только по отношению к землям радимичей, занимала пограничная крепость у села Рюхово (Унечский район), на самой северной окраине Стародубского ополья. К сожалению, Рюховское городище было уничтожено при строительстве дороги на Стародуб в середине 80-х годов XX века, что делает невозможным исследование систем ее укреплений и планировки. При сооружении укрепленных пунктов Древней Руси на западной границе Стародубского ополья в бассейне Титвы и вдоль важнейшей артерии, связывающей этот северный форпост "Русской Земли" с ее главными центрами, - реки Снов, использовались городища раннего железного века (у села Селище и Новые Халеевичи Стародубского, Курозново Климовского районов, например).
      Радимичи, если и строили укрепленные поселения на брянском участке своей территории (в бассейне Ипути), то путем подновления фортификационных сооружений городищ днепро-двинской, юхновской и милоградской культур (Ляличи, Влазовичи, Сураж, Мглин, Завод Корецкий). Трубчевское (Кветуньское) княжество северян было прикрыто такими же "вторичного использования" городищами, расположенными по высоким правым берегам Судости (от Случевска до Юдиново в устье Вабли) и Десны (от Случевска в устье Судости до Любожичей напротив устья Навли).
      Укрепленные поселения северян (роменской культуры) на этих реках (так же как и радимичские на Ипути) расположены, кроме Погара (Радоща), на Юхновских городищах. К сожалению, за исключением Случевска, целевых раскопок с целью уточнения особенностей устройства укреплений, времени и этапов их сооружения, фактически не производилось. В Случевске поверх юхновских валов был сооружен максимум частокол из вертикальных бревен или стенка из горизонтальных плах, зажатых вертикальными столбами, для защиты воинов на валу.
      Городища этого района, особенно на Десне, имеют настолько сильную естественную защиту, что, вероятно, не требовали искусственных укреплений. Так, само Кветуньское городище располагается на узком мысу, идущем параллельно берегу Десны, а от плато отрезанным глубоким и широким оврагом. От перешейка, соединяющего мыс с плато на юго-западе, и от понижающейся к северо-востоку стрелки мыса площадка городища отделена валами и рвами, а по юго-восточному и северо-западному краям, обращенным к пойме Десны и оврагу, вероятно шел частокол. Укрепленная площадка имеет длину 110 метров при ширине в 40 метров и общую площадь свыше 0,4 га. Длинные склоны мыса, на котором находится городище, настолько отвесны, что не требовали дополнительного увеличения их крутизны. В зимнее время, когда политые водой откосы покрывались ледяной коркой, с их стороны крепость становилась полностью неприступной. Разрез валов и рвов по обеим "торцевым" краям площадки не проводился, поэтому нельзя судить об особенностях их устройства. В других роменских городищах, особенно в центре северянской территории (городище Горналь на реке Псел в Курской области, например), отмечены деревянные крепежные конструкции внутри вала и облицовка из дубовых плах внешнего его ската. Внутренний скат вала городища у села Ницахи на реке Ворскла (Сумская область) был облицован камнем, а по верху вала проходил деревянный тын, позднее - деревянная стенка из рядов вертикальных столбов и зажатых ими горизонтальных плах общей шириной 2 метра. Толщина бревен, из которых сооружались стены на валу роменских городищ, и клети внутри вала, равнялась 30-40 см. Ширина вала в Ницахах достигала 15 метров внизу и двух метров на вершине, ширина рва – 13 метров, высота вала от дна рва (без деревянной стены на гребне вала) - 7,5 метров. Надо, однако, учесть, что Ницахское городище располагалось на степной границе земли северян и наверняка имело более мощные искусственные укрепления, чем Кветунь.
      Крупным недостатком был малый размер укрепленной площадки Кветуньского городища, неспособной вместить большое количество жителей. Возможно поэтому вокруг посада проходил второй, уничтоженный распашкой и пока не обнаруженный раскопками пояс укреплений. На Горнале, во всяком случае, такой "пояс" вокруг посада был сооружен в первой четверти X века, тогда же, когда реконструируются и укрепления детинца.
      Укрепления в исконно древнерусской части Брянского Подесенья имеют иную планировочную структуру и внутреннюю конструкцию. Разрез валов и рвов был произведен на Сининском и Левенском поселениях, валов - на детинце ("Солдатская гора") города Стародуба. Сооружение древнерусских укреплений датируется серединой - второй половиной X века, причем в Стародубе и Синине валы эти насыпаны над юхновским слоем или укреплениями, а в Левенке валы и рвы линии юхновского городища были включены в сложную систему древнерусских укреплений в петле реки Вабля.
      Детинец Стародуба занимает треугольный в плане с несколько "прогнутыми" внутрь длинными сторонами мыс, широким валом из глины отделенным от посада. Из-за малой высоты мыса (всего несколько метров) он по всему периметру окружен небольшим земляным валом с "сердечником" в виде прямоугольной в разрезе стенки из утрамбованной глины, оконтуренной, возможно, первоначально, позднее сгнившим плетнем. Деревянные конструкции ни в валу, ни на нем не уцелели из-за перепланировочных работ в эпоху позднего средневековья, особенно при строительстве тюрьмы при Екатерине II (конец XVIII века) и еще позднее - размещенным на памятнике археологии и культуры заводом.
      На Левенке узкий перешеек (200 метров от северного края петли до южного) перерезан двумя рядами валов и рвов, упирающихся в береговые обрывы. При сооружении одной из этих линий (внешней) частично использованы укрепления юхновского городища, - валы которого дугой упирались в берег Вабли. Валы не сохранились, однако известна глубина и ширина рвов перед ними - от 1,3 до 2,8 метра и от 4,2 до 6 метра соответственно.
      К западу от юхновского полукольцевого городища самое низкое место перешейка пересечено рвом глубиной от 1 метра в северной его части (где он проходит всего в пяти метрах к западу от юхновского рва, выходящего в глубокий овраг) до 2,7 метра в южной части. В северной части перешейка уцелел участок вала древнерусского времени, зажатый между оврагом, отделяющим его от юхновского городища, и узким и неглубоким (от 1,5 метров глубиной и 0,8-1,2 метров шириной) рвом с внутренней, западной, стороны. Высота вала от основания - 2,8 метра, от дна внешнего оврага - 7-8 метров, от дна внутреннего рва - 4,2 метра. Ядро вала сложено из четырех-пяти правильных очертаний слоев утрамбованной и кое-где обожженной глины разных цветов (оранжевой, белой, желтой), чередующихся с остатками сгоревших деревянных конструкций. Слои эти поднимались вверх ступеньками шириной от 10 метров в подошве вала до 2 метров у вершины.
      С внешней стороны глинобитное ядро вала имеет уклон 30 градусов, на высоте 1 метр от основания - берму шириной 0,4-0,9 метра, покрытую деревянными сгоревшими лежнями - плахами или бревнами. С внутренней стороны вал опускается более полого, двумя ступенями высотой до 1 метра и шириной до 2-х метров. На нижней ступени стояли деревянные сооружения, крыша которых из соображений пожарной безопасности была покрыта слоем желтой глины. Вероятно, эти сооружения предотвращали оползание внутренней части вала и одновременно увеличивали ширину нижнего ядра боевой площадки вала до 3,6 метров. Верхний ярус боевой площадки имел ширину 2 метра и состоял из двух рядов столбов, крепящих стенки из горизонтальных досок или плетня между которыми находилась забутовка из серого гумусированного суглинка. Ров с внутренней стороны вала служил скорее всего для крепления бревен-стояков подпорной стены.
      Стена эта могла также отграничивать помещения "полужилого" типа - казармы для воинов охраны вала, например. Крыша этого помещения, опиравшаяся на мощные (судя по ширине канавки - до 0,6 метра в диаметре) столбы, могла еще более увеличивать ширину нижнего яруса боевой площадки вала.
      Ров, а в отдельных участках и вал, отграничивали мыс площадью около 7 га. Внутри этого укрепленного пространства на самом высоком холме (высотой до двух метров над площадкой мыса и 7 метров над поймой Вабли), окруженном рвом глубиной 2-3 метра и, возможно, частоколом, находилось, смыкаясь с внутренней линией пересекающих перешеек рвов, еще одно укрепление. В плане оно имело форму круга с диаметром свыше 100 метров.
      Однако и этой обширной укрепленной площади не хватило для населения: за внешней границей рвов на перешейке поселение во второй половине Х-ХІ века занимало территорию около 15 га. Для сравнения - это территория города Гомия (современного Гомеля) - крупнейшего центра, "столицы" земли радимичей (или, по крайней мере, южной, "черниговской" ее части) в XI веке (а до 984 года он имел еще меньшие размеры).
      Правда, жилой, или, как говорят археологи, "культурный" слой как на укрепленной, так и неукрепленной части Левенкского поселения располагается как бы отдельными островками, мозаично. Это говорит о как бы "пульсирующем" характере жизни на поселении, когда население его то увеличивалось, то резко сокращалось, пока в XII веке жизнь здесь не прекратилась совсем. Кроме того, его сложная топографическая структура явилась отражением его сложного социального (а, возможно, и этнического) состава, а огромная по тем временам общая площадь (свыше 20 га) свидетельствует в пользу того, что жизнь этого поселения обеспечивалась материальными ресурсами не только и не столько ближайшей сельскохозяйственной его округи (кстати, на самом поселении орудий сельскохозяйственного производства не найдено), но гораздо более обширных территорий. О неординарном характере этого поселения свидетельствуют и захоронения великокняжеских дружинников высокого ранга. В X веке на этой территории - далеком пограничье Русской земли с радимичами и северянами только один тип населенных пунктов мог иметь такие размеры, структуру и укрепления - центр сбора дани - "становище" или погост, превращавшийся зимой, во время полюдья, в местопребывание многочисленной дружины русов и часто - самого князя. Судя по характеру укреплений (глинобитные конструкции внутри земляных валов), свой расцвет пункт-погост у села Левенка переживает в правление Владимира Святого. "Письменные свидетельства и археологические данные уверенно связывают сооружение укреплений с применением сырцовой кладки со строительной деятельностью Владимира Святославича".
      На Руси наиболее полную аналогию укрепления Левенки находят в конструкции валов детинца Василева, сооруженных также при Владимире, но до 988 года. Отличия состоят лишь в том, что в Василеве применяется сочетание сырцовой кладки с забутованными глиной деревянными конструкциями, а в Левенке - только забутовка (глинобитные конструкции).
      По своей топографической структуре (обширная площадь, "мозаичность", несколько укрепленных площадок) Левенкское поселение напоминает крупные торгово-административные центры (Бирка в Швеции, Гнездово под Смоленском) только, конечно, в уменьшенном, так сказать, "местном" масштабе. Действительно, оно удобно расположено на перекрестке путей, в т.ч. "Большого полюдья", о чем уже говорилось, имеет множество подходов к самой торгово-фискальной артерии – реке Вабле, петля которой составляет естественную, хоть и не очень сильную, защиту для обширного участка поселения.
      И Бирка, и Гнездово переживают свой расцвет в период становления государственности (шведской и древнерусской соответственно), т.к. выполняют (наряду с торгово-ремесленными) функции опорных пунктов при ее создании. Левенка расцветает за счет дани с радимичей и северо-западных северян, собираемой в процессе полюдья, и является одной из отправных точек процесса завоевания и государственного освоения Киевом их территорий. Часть дани оседала и "перераспределялась" здесь. После завершения этих процессов и прекращения полюдья, дань стала собираться "ступенчато", а не напрямую: в центр сельского "мира" - погост (в новом смысле слова), оттуда - в центр волости - город (а им стал Стародуб, а не Левенка), затем в центр "земли" - крупный город (в данном случае - Чернигов), оттуда - в Киев. Часть дани "по дороге" оседала в этих центрах в виде питания и жалования "вирникам" - сборщикам дани, затрат на строительство в этих центрах (в т.ч. и на фортификационные работы), содержание гарнизонов и их военачальников разного ранга и т.д.
      По каким-то причинам возникший одновременно с Левенкским поселением Стародуб больше отвечал требованиям, "предъявляемым" к административному, торгово-ремесленному и религиозно-культурному центру местной сельской округи, чем это поселение, и последнее постепенно хиреет, не выдерживая "конкуренции" с рядом (всего в пяти верстах) расположенным городом. Как крепость же Левенка роли не играла, т.к. располагалась в центре волости, а не на ее границах. Аналогичные явления получили широкое распространение на Руси и в Скандинавии в период становления их государственности. А именно, когда укрепленное поселение возникает сначала на одном месте, а затем (после завершения процессов государствообразования) переносится на новое (либо переносится часть его функций). Образуются как бы "пары городов". Таковы Вышгород и Киев, Гнездово и Смоленск, Тимерево Ярославль, Сарское городище и Ростов, Клещино городище и Переславль, Рюриково городище и Новгород, Шестовицы и Чернигов, Левенка и Стародуб, Кветунь и Трубчевск. На это явление, объясняя его по-разному, обратили внимание многие советские исследователи 70-80-х годов XX века. Схожие "пары городов" в период становления государственности характерны и для Скандинавии: Бирка и Сигтуна в Свеаланде, Ширингсаль и Тенсберг в Вестфоле, Хедебю и Шлезвиг (датско-вагрское пограничье), Павикен и Висбю (о.Готланд). Период "смены мест" городов и для Руси, и для Скандинавии - в основном XI век, чаще его первая половина, что косвенно свидетельствует в пользу одновременности и схожести процессов государствообразования на этих территориях. Брянщина в этом плане не представляла исключения. Его пара – городище "Чашин курган".
      Иная судьба ожидала Сининское поселение (Синин (Сенино), село Брянской области. На восточной окраине села, на мысу левого берега реки Вабли, городище — остатки древнерусского Синина моста, впервые упомянутого в летописи под 1155 годом), первые древнерусские укрепления которого также возникают во второй половине X века. Хотя интенсивность жизни здесь значительно снижается после начала XI века, поселение переживает новый "взлет" после середины XII века как крепость на вновь образовавшейся чернигово-новгород-северской политической границе.
      Во второй половине X века, как и позднее, поселение имеет наиболее мощные укрепления на стороне, обращенной к северянским границам. Площадка селища, итак защищенная почти отвесными меловыми откосами высотой свыше 10 метров, была укреплена двухметровой высоты эскарпом по верхнему краю откоса, а городище отграничено тремя рядами валов и двумя сухими рвами. По периметру почти круглого в плане детинца шел кольцевой вал, срытый скорее всего в конце XVIII веке при выравнивании площадки под деревянную церковь. С севера и востока, там где от холма детинца отходит сравнительно пологий мыс, перед внутренним валом было сооружено два дополнительных вала и рва. От внутреннего вала сохранилась "подушка" из желтой глины (которой был покрыт и внешний скат городища), в качестве которой был частично использован старый юхновский вал. Судя по ширине подушки, вал по краю городища имел небольшую ширину - 2,5 метра, с внутренней его стороны находилась стенка из плотно утрамбованной (вероятно, оконтуренная плетнем) глины шириной 1 метр и реконструируемой высотой до 2,8 метра. Посередине этой стенки она от самого основания была разделена продольной стенкой толщиной 15 см. Снаружи глинобитная стенка была засыпана черным суглинком, с внутренней крепилась подпорной стеной на столбах диаметром 40 см. Общая реконструируемая высота верхнего вала от основания - около 4-х метров, от внутреннего края рва (подошвы склона) - около 6 метров, от дна рва - свыше 8 метров. Ширина внутреннего, с пологими стенками рва достигает почти 6,5 метров, внешний его край оконтурен валом шириной у основания свыше 3-х метров, современной высотой от основания 1,2 метра. По структуре он состоял из передней, заглубленной в землю на 40 см стенки на опорных столбах, снаружи обмазанной глиной и обожженной. Задней стенки не было, а стенка крепилась поперечными лежнями, пространство между которыми заполнялось слоями грунта разного состава, в т.ч. и более ранним культурным слоем. Высота второго вала над предвальной площадкой превышала 2 метра. Площадка отделена от бермы (ширина ее - 0,5 метра) второго вала рвом общей шириной до 4-х метров, глубиной от бермы 2 метра, от внешней площадки - 1,2 метра. Внутренний скат внешнего рва до глубины 1,2 метра - покатый (угол наклона – 45 градусов), ниже обрывается почти отвесными стенками, дно - плоское, нижняя часть рва шириной 0,5 метра, служила для закапывания основания наклонных наружу бревен частокола. Внешний (третий) вал образовался, скорее всего, от разрушения наземного сооружения, опиравшегося на два-три ряда параллельных столбов и обмазанного глиной. Ширина сооружения - 1,5-3 метра, диаметр ям от опорных столбов 20-30 см. Рва перед внешним "валом" нет, что позволяет видеть в нем остатки наземного сооружения хозяйственно-фортификационного назначения. Этот "длинный дом" (точнее, коридор) мог служить складом инвентаря, например, для расположенного снаружи от него, на мысу, железоделательного комплекса, и в тоже время скрывал от нападавших расположенный за ним частокол, так что перебиравшиеся через него воины неожиданно натыкались на острия. Боевая площадка ("заборола", или "забрало") находилась только на внутреннем, верхнем, валу, а внешний (второй) вал и наземная конструкция в третьем служили для затруднения подступа к нему со стороны мыса и должны были сорвать неожиданный приступ. С юго-восточной, обрывистой, стороны, с юга и запада, где дополнительные укрепления могли быть разрушены современной усадьбой и начинался въезд на городище, внешних линий валов и рвов не было или не сохранилось.
      Характер местоположения, тип укреплений, дальность видимости с городища позволяет видеть в нем прежде всего пограничную крепость с сильным гарнизоном, нужды которого обеспечивало ремесленное население, прилегающего к нему и, возможно, также укрепленного, достаточно обширного посада. В период первого расцвета поселения во второй половине X - начале XI века, как уже говорилось, на мысу у внешнего вала крепости действовало около десятка печей для получения железа из болотной руды - домниц или варниц. Железо не плавили, а "варили", доводя до тестообразного состояния, ибо в сыродутных печах не могли достигнуть температуры его плавления 1528-1539 градусов. Куски криц - губчатой тестообразной массы восстановленного железа - также найдены на поселении. Из них изготовлялись различные изделия, в том числе и предметы вооружения, воинского снаряжения и конской упряжи, встреченные в культурном слое древнерусской крепости Синин Мост.
      Особо следует сказать о "болотных городищах" круглой формы. Это исконно западнославянский тип укреплений, их было много на крайней западной окраине славянских земель - в балтийском Поморье, на Лабе и Одре, в землях поморян, лютичей, ободритов. Это лесистые низменности, изобилующие озерами, протоками, болотами. Крепости, служившие убежищем жителям окрестных поселков в случае военной опасности (например нападения немецких рыцарей-крестоносцев), строились в труднодоступных местах, на островах озер и болот, к которым вела одна тропа или гать, часть которой еще и разбиралась. В соответствии с целями - не прикрывать наиболее важные дороги, а наоборот, давать убежище мирным жителям, эти укрепления строились не на видных отовсюду господствующих над местностью мысах, а наоборот, в самых укромных, незаметных местах - для Брянщины - в поросших ивовыми лесами болотистых поймах рек. Пара таких городищ круглой в плане формы "притаилась" примерно в 2-х километрах к юго-востоку от Левенкского пункта - погоста русов в болотистой пойме Вабли. Размеры внутривальной площадки одного из них 50 на 40 метров, второго - еще меньше - всего 30 метров. Высота валов над площадкой - от 1 до 3-х метров, над поймой - от 1,5 до 3,5 метров. Таким образом, сама площадка лишь немного выше поймы и валы вокруг нее могли служить защитой не только от нападения, но и от паводка. По аналогии с Западной Русью, такие городища могли служить укрепленными общинными центрами, крепостями крестьянской самообороны. Наиболее распространены подобные укрепления типа временных городищ-убежищ в Черной Руси и в Смоленском Поднепровье, где существуют в основном в Х-ХІ века. Интересно, что эти части Древней Руси, как и значительная часть районов Брянщины, были очень долго заселены племенами балтской языковой группы, которые могли сооружать такие укрепления в преддверии славяно-русской "экспансии". Не исключена и их принадлежность первым поляно-русским крестьянам-колонистам - вопрос еще не решен, ибо раскопок еще не проводилось. Сильных укреплений на валах не было (их защищала сама природа); возможны деревянные стенки столбовой конструкции. Таким образом, на Брянщине X - начала XI веков присутствовали укрепленные поселения трех типов: племенные грады - "протогорода"; пограничные княжеские крепости; пункты сбора или "своза" дани (становища или погосты); городища-убежища крестьянской самообороны. Там, где проводились исследования укреплений, выявлены внутривальные глинобитные конструкции, характерные для времени Владимира Святого и позднее заменяемые деревянными срубами- клетями внутри и на вершине земляных валов.




Крепости и оборонительные сооружения Брянщины
Городище Левенка



Крепости и оборонительные сооружения Брянщины
Городище Левенка



Крепости и оборонительные сооружения Брянщины
Городище Левенка



Крепости и оборонительные сооружения Брянщины
Городище Синин



Крепости и оборонительные сооружения Брянщины
Городище Синин



Крепости и оборонительные сооружения Брянщины
Городище Синин


Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова