Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

Диариуш     


      Диариуш, или свод деяний подлинных в деле умножения и исповедания веры православной, оглашенный, по воле Божией и молитвами Пречистой Богородицы в недавно минувшие времена: в начале благочестивому царю московскому Михаилу, затем его милости королю Польскому Владиславу Четвертому, напоследок преосвященному архиепископу, всея России митрополиту Петру Могиле, изложенный смиренным иеромонахом Афанасием Филипповичем, игуменом Берестья Литовского, которым в монастыре Печеро-Киевском и составляется для ведома людей православных, желающих о том ныне и в последствии знать, в году 1646, месяца, дня.

***

      Афанасий Брестский (Берестейский) - святой Русской православной церкви, известный общественно-религиозный деятель, публицист, писатель-полемист XVII века. Является автором "Диариуша" - одного из первых литературных произведений автобиографического жанра и единственной полемической автобиографии в белорусской литературе. Афанасий Филиппович считается одним из последних представителей православного направления в полемической литературе того времени, чьи произведения содержат интересные сведения по современной автору церковной истории белорусских земель.

***

      (Описываются события происходившие в 1638 году)
      … прибыли мы под Оршу в монастырь Кутеинский. Там обождав святолюбивого мужа Иоиля Труцевича, игумена тамошнего, поведали ему о послушании нашем, и о призрении Божественном. Сказал он мне Дамаскина святого слова: "Побеждаются естества уставы о Деве чистей". Свидетельства, однако, в Москву, которое мы просили, посоветовавшись с братиею, дать не соизволил. И наместник нам его Иосиф Сурта сказал: "Господине отче Афанасий! Трудно без паспорта Короля, Пана нашего, идти вам на Смоленск и Дорогобуж за границу в Москву. Виленские чернецы имели и паспорт королевский также для сбора жертвы, а много себе бед сотворили".
      Услышав то, не желал я уже ехать по той дороге на Москву, а упросив от игумена Кутеинского карточек свидетельских о себе к протопопам и к братствам православным, шел в Копысь, в Шклов, в Могилев и в Головчин. Но мне там везде жертвы не дано было: выбрали ее подчистую епископу своему, господину отцу Сильвестру Косову, на дело с Селявою, владыкою полоцким, униатом.
      И вернувшись в монастырь Кутеинский, поведал я господину нашему отцу игумену о положении нашем. И когда уже домой собирались мы (по этому нашему делу Божескому), снова сказал: "Не могу вам помочь идти в Москву". В тот час пришел отец наместник Сурта и говорит мне: "Отче Афанасий, брате милый, жаль мне тебя, что мало что выполнив в послушании твоем, отъезжаешь уже домой. Советую тебе: иди на Трубецк, к Брянску. Конечно, и там трудно будет, однако, волею Божией в столице московской будешь таки".
      Пало мне то на сердце и представил я то на совет. Ознакомил о том и господина отца игумена Кутеинского, который, благословив меня, сказал: "Пускай будет воля Божия с тобою", и дал мне о своих нуждах письмо к князю Петру Трубецкому.
      И так пустились мы в ту дорогу, на имя Иисуса Христа полагаясь: на Пропойск, на Попову Гору (Красная Гора Брянская область), на Стародуб (Стародуб Брянская область), к Трубецку (Трубчевск Брянская область). И здесь же такая буря нас застигла, что и света видно не было, и не только с полудня до вечера, но и всю ночь в земетах кружа и блуждая, (знать душевного неприятеля напастию) едва-едва в течении Днепровом не утонули.
      За Пропойском же, на ночлеге в селе, мнилось мне, что на санях моих хомут лежит, а то был пес. Так он меня за руку укусил. И в том же селе вдруг огонь загорелся: едва-едва от того жизнь свою спас.
      В Поповой Горе конь в ночи сошел со двора, или же кто его взял оттуда. Когда же о том я утром спрашивал, и дознаться о том хотел, тогда нас мало что не забили до смерти.
      В Стародубе, на пустыре, пьяницы много нас беспокоили, однако от всего этого Иисус Христос и Пречистая Богородица без вреда нас сохранили.
      В Трубецке князь Петр Трубецкой молодой, именующий себя стражником, под страхом великого наказания запретил мне идти за границу к Брянску, говоря: "По чем я знаю, что в это время погрома казацкого, вы замышляете?"
      За сим вернулись бы мы уже назад, домой, только хотелось нам быть еще в монастыре Човском (Чолнский Спасский монастырь, Кветунь Трубчевский район Брянская область), — в полмиле от Трубецка, — там проезжали мы. Подъехав под гору, я пешком пошел, и поклоны клал, идя перед конем, молясь Господу Богу и Пречистой Богородице. На тех местах страх великий на меня нашел, так что я даже возгласил громко: "О Боже мой и Пречистая Богородице, смилуйся надо мной! Что творится!" И показалось мне, как будто послушник мне говорит: "Зачем помощи людской просишь ты? Иди в Москву и Я с тобою!" Тогда я поравнялся с послушником и спрашивал его, что он мне говорил, а он отвечал: "Ничего тебе я не говорил. А только сержусь на Вас, что зря мы возвращаемся".
      Взошли мы на высокую гору к монастырю тому Човскому. И, приветствовав братию, поведал им, что промыслом Божиим направлен был я на сбор пожертвования в Москву. На что мне неспешно ответил старец один: "Не дойдешь, господин отче, в час этот тревожный погрома казацкого, однако, если есть, с тобою, как ты говоришь, благословение Божие, то можно дойти. Иди еще к Новогородку Сиверскому, к воеводе пану Петру Песечинскому. И благо тебе будет, если позволит пропустить, ибо теперь тут стража великая повсюду стоит".
      И так из монастырька того приехали мы на ночлег в село Великая Зноба (Знобь Середино-Будский район Сумская область, Украина). Там на дворе, когда все спали, в самой полночи пришел на меня страх очень великий. Показалось мне, как будто кто гонится с шумом, ища меня, чтобы убить и кричит: "Есть. Есть. Он тут". А когда это немного утихло, я хозяина тихо разбудив, просил, чтобы он нас в этот же час на дорогу новогородскую вывел, и когда мы уже пустились в путь, и вошли в пущу, бедовал, не ведая, где и куда ехал. Начал песнь петь Пречистой Богородице акафистную: "Взбранной Воеводе победительная" и прочее, "аллилуйя, аллилуйя", припевая. И когда уже день пришел, тогда только задремал. И тогда внезапно страх меня объял и туча червонная солнечная в час восхода солнца. Отрясши же сон от очей, увидел младенца в мантии, на коне нашем сидящего, обернувшись на нас глядящего и дорогу указывающего. И изрек тот младенец: "Я Неемий диакон, ваш купятицкий общежитель", — и исчез.
      А когда взошло солнце, над солнцем увидел на небе Крест и в нем образ Пречистой Богородицы с дитятком, наподобие Купятичского, лучами солнечными пронизанный и окруженный. И когда я на него немалое время смотрел, размышляя о том, хотел указать на то чудо Божие и послушнику моему Онисиму. Он же от сна встрепенувшись, стал коня бить, и тотчас образ на небе невидим сделался, и об этом я ему на тот час не говорил ничего.
      А приблизившись к селу пограничному, дивно мы минули стражу воеводы новогородского. Осадчий того села по имени Феодор Драгомир, стоял у дороги, шапку сняв. А когда я его приветствовал, спрашивал у меня: "Что это за Панна, отче, что едет с такой свитой немалой?" Я, не зная, что ответить ему, только сказал: "Да, да", и отошел к саням.
      Когда же выезжал я из села того, великое число людей, как стражников, так и посполитых, вышли в самый конец села того, глядя на поезд. А проехав вблизи от храма Афанасия святого, что в конце села того, в поле стоит, перешел я волею Божией за границу, к первому селу Вашего царского величества, названием Шепелево (Щепетлёва Суземский район Брянская область). Люди, что были там, приняли нас приветливо и ласково, и дивились, как мы стражу минули. Дева одна сказала: "Воистину, воистину, Богородица с ними едет. И что за диво, что стражу минули!?" И иные люди удивлялись такому переезду нашему, славя судьбы Божии.
      А когда нас дальше в Москву пустили, встретил нас на дороге человек какой-то в белом одеянии. Он, мало о нас расспросив, сказал: "Идите же уже и рукава опустивши (то есть беспечно). Знаю я, к царю за жертвою едете, но и о большем того ходатайствовать будете".
      Потом приехали мы в город Севск (Севск Брянская область) 10 февраля года 1638, где пожил в гостинице дня три, с большим неудобством из-за казаков запорожских, которых там со времени погрома лядского, великое множество было. Туда же пришел к нам голова Микита Феодорович с другими разрядниками, спрашивая нас, по какую нужду мы прибыли. А узнав, что листов к Вашему Царскому Величеству ни от кого не имеем, поведал: "Не возможное это дело, чтобы дошли вы до столицы". Отвечал я: "По воле Божией и образа того, на бумаге напечатанного, что Вам отдал, иду". В том веру нам дали, но ничего не определив, отошли.
      Потом писал я к воеводе, прося его милости, как у воеводы. Он разгневался, т.к. не был воеводою, а только наместником, и, дознавшись, где я живу, выгнать нас повелел.
      Выгнали нас на путиловскую дорогу, приехали мы в село Курганов (Курганка Севский район Брянская область), где нашел на меня страх Божий и помысел, чтобы повернуть нам на Москву. Потому повернули как бы к монастырю, под Брянском находящемуся, к церкви Успения Пречистой Богородицы. И так ехали неподалеку от Севска города на Погребы (Погребы Севский район Брянская область), село боярское; то село проехав, в дубраве уже на закате солнца великая туча меня с послушником объяла, так, что послушник даже возопил: "Боже! Боже!" и начал сильно смущаться. Я же, как бы в восхищении будучи, слышал повелевающий голос такой: "О Афанасий! Иди к царю Михаилу и реки ему: сокруши неприятели наши, ибо уже час пришел. Имей образ Пречистой в Кресте Купятичский на хоругвях военных ради милосердия. А в битве той каждого человека, именующегося православным, здравым сохрани".
      После такого страха с дороги мы сбились и уже поздно ночью приблудились к деревне Кривцово (Кривцова Севский район Брянская область), в пяти верстах от Севска лежащей. Там, к крестьянину на ночлег упросившись, увидели сына хозяйского весьма больного. И сев при нем, я сказал про себя: "Владыко человеколюбче, Господи Иисусе Христе, Боже мой! Милостив буди мне грешному. Яви сия тайны, я же слышах и видех чувствами моими, истинствуют ли или же ни. Не искушаю Тебе, Создателя моего, но по немощи сия Ти глаголю. Аще есть воля Твоя святая, да увем аз, раб Твой, през сия благодеяния Твоя. Уврачуй немощнаго сего человека!"
      Назавтра рано пришел из другой избы отец сына болящего и говорит мне: "Старче великий! Если ты священник, помолись Богу о сыне, чтобы был сын здоров!" Я тогда с послушником моим приготовил столик пристойный, за которым и отправил молебен, благословил его образом Пречистой Богородицы, в кресте изображенном, Купятичским бумажным, который в том году первый раз из печати киевской был издан.
      О дивные дела Божии! Вдруг, как бы от сна возбужденный, больной воскликнул: "Откуда это сюда пришла надежда моя, Богородица, исцелить мене!?" И тут же, восстав и восхвалив Бога, служил у стола нам. Люди, здесь бывшие, с радостью и страхом весьма тому дивились. Отец его, в глубокой старости будучи, угостив нас, сообразно с убожеством своим, дав жертву святую, провел нас на дорогу брянскую, советуя, чтобы мы ехали в столицу, что и мне пало добре на сердце.
      Однако там, сразу по отшествии сего старца, большое затруднение причинил мне мой послушник Онисим тем, что удирать от меня порывался, говоря: "Вернемся в Литву, потому что погибнем здесь. Для чего убогость терпим и на опасность великую добровольно отдаемся, положив непременно в столице московской быть. Не будешь! Не будешь!" И больше сих слов еще говорил (знать, духом злым вдохновленный).
      Я же молитву про себя ко Господу Богу и Пречистой Богородице сотворив, сказал ему тихо: "Брате милый, бойся Бога! Сам слышал и видел немало с нами чудес Божиих. Почему же безрассудно поступаешь?" И пояснил ему подробно призрение Божие над нами. Напоследок сказал: "Есть сопутствующая нам Пречистая Богородица, по обетованию своему, и ангел, проводник наш, которого я сам видел в образе Неемия, диакона Купятичского на том и на том месте". Он, то выслушав, прощения просил, и от того времени, ехали мы с ним в согласии.
      В деревне Брасове (Брасово Брасовский район Брянская область) переночевав, рано утром пытались достичь монастыря Свенского (Свенский монастырь, Брянск), под Брянском находящегося. И пустившись в ту дорогу, дивными судьбами Божиими, как бы заблудили на село Лесок (Лески Навлинский район Брянская область), а потом к городу Карачову (Карачев Брянский район), где и монастырь Воскресения из мертвых Иисуса Христа есть (Воскресенский монастырь, Карачев).
      Там Афанасий Феодорович, игумен честный, принял нас приветливо и посоветовал, чтобы мы шли к воеводе карачовскому, человеку в делах рассудительному, по имени Петр Игнатович, чтобы доложили о себе и лист попросили к Величеству Твоему. Воевода этот, речь нашу терпеливо выслушав, сказал: "Дивные дела Божии. Я о них много допытываться не хочу, но каждому делу Божию простым сердцем верую". И так дал нам письмо и проводника по имени Филон Пушкарь до самой столицы; с ним и ехали на Болхово, на Белево, на Калугу и на иные города и местечки даже до столицы Московской.





Оглавление



 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова