Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

ПОЧЕП В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.
(заметки по истории города)
    


Князь А.А. Меньшиков      История города Почепа, который в настоящее время является одним из районных центров Брянской области, открывает некоторые своеобразные черты, свойственные ряду городов поздне-феодальной России. Он долгое время был частновладельческим городским центром. В первой половине XVIII в., оказавшись в составе владений всесильного князя А.Д. Меншикова, он пережил яркий период в своей истории, в частности, экономический подъем. Все эти обстоятельства и определяют интерес к истории города именно в указанный период.
      В условиях позднего феодализма частновладельческие города могли формироваться из сельских населенных пунктов, находящихся на земле феодала. Процесс этот изучен в обстоятельном исследовании К.Н. Сербиной.
      Еще одна причина бытования такого типа городов на территории России в XVIII в. — это сохранение их на тех землях, которые сперва входили в состав Речи Посполитой, а затем оказались в России.
      При этом, как будет показано ниже на примере Почепа, некоторое значение имели не только привнесенные из Польши традиции владения городами, но и чисто российские условия.
      В XVII—XVIII вв. Почеп не был собственно частовладельческим городом. Он переходил из рук в руки в среде казацкой старшины в соответствии с правом той или иной должности. На таких основаниях им владел и гетман И.С. Мазепа. После его измены и бегства из страны судьба Почепа заметно изменилась. На его положение и судьбу теперь стали оказывать влияние не только так сказать чисто украинские обстоятельства, но и ряд условий, имевших более широкое значение.
      Северная война, во время которой Почеп и попал Меншикову, сыграла значительную роль в судьбе многих юго-западных уездов России и в какой-то мере — части Украины. Еще в XVII в. пограничные юго-западные русские земли после воссоединения Украины и России стали внутренними территориями страны. Однако это далеко не сразу изменило обстановку внутри указанных территорий. Довольно долгое время правительство Российского государства проводило здесь политику так называемых "заказных городов", в чьих уездах столичные феодалы не имели права приобретать земли. Правительство сознательно консервировало здесь мелкое служилое землевладение, сохраняя таким образом контингенты вооруженных сил для борьбы против двух возможных врагов — Польши и крымских татар.
      Во время Северной войны в этих "заповедных" землях оказались представители столичной знати — люди из ближайшего окружения Петра I, военные деятели. Российские войска концентрировались на Украине, готовясь к Полтавской битве, в городах шли работы по укреплению оборонительных сооружений на случай нападения шведов. Времени осмотреться и оценить выгоды и доходы, которые сулили малоизвестные знати края, было вполне достаточно. Победа под Полтавой неизбежно сопровождалась всевозможными наградами, среди которых наиболее ценными были земельные пожалования. Именно с первой четверти XVIII в. в юго-западных уездах России появились крупные вотчины, что существенно изменило первоначальную картину феодального землевладения, характерную для этой окраины страны. В числе землевладельцев оказался и А.Д. Меншиков. В 1709 г. гетман Скоропадский, сменивший Мазепу, подарил Меншикову ряд земель с двумя городами Почепом и Ямполем.
      Кроме названных городов Меншиков владел Ямбургом и Копорьем в Прибалтике, Раненбургом в Козловском уезде, Батуриным и Коропом на Украине. В его вотчинах было 3 тыс. сел и деревень. Все это составляло более или менее целостное хозяйство, в котором Почеп, наиболее богатая вотчина, был одним из звеньев.
      Как показало нашумевшее "почепское дело" (1721 г.), светлейший князь не удовольствовался тем, что собственно городское сословие — мещане Почепа — превратилось в его крепостных. Значительную часть горожан составляли казаки, которых также по просьбе Меншикова Скоропадский передал ему. Действия то силой, то обманом, Меншиков увеличил площадь своих первоначальных владений вокруг Почепа в несколько раз.
      Судя по челобитью жителей Почепа, поданном уже после опалы Меншикова в 1728 г. на имя Петра II, положение горожан после превращения города в частновладельческий резко изменилось к худшему. Было уничтожено ратушное управление (Почеп пользовался магдебургским правом). Теперь мещане использовались на "пригонных" работах и службах при дворце Меншикова. Промысли, которыми они занимались (пененные и др.), были "употреблены" на князя Меншикова. Были увеличены сборы в пользу феодала с винокурения, введены сборы мостовые, с рыбных ловль. Пахотные земли мещан были конфискованы и "пороздроблены на малые части, от которых взимают в казну его князя Меншикова в год с чвертки по два рубли по осьмидесят по осми копеек, кроме дворовых окладов". Были увеличены налоги с продаваемых на городском торге блеба и деревянной утвари. На торг перестали приезжать торговцы из "посторонних" городов. Хозяйство горожан переживало кризис.
      Нелегкое положение почепских мещан усугублялось тем, что Меншиков развернул в городе значительное строительство, которое обслуживалось руками городских жителей. В 1720 г. он заехал в Почеп по дороге из Глухова в Петербург. Близ Почепа он заложил крепость, которая получила название Александрополь. В течение недели Меншиков постоянно следил за ходом строительных работ. К тому времени, когда Меншиков оказался в опале, крепость представляла собой "земленой город, в нем строения каменного в 2 линеи, в тех линеях жилых палат — 26, под теми палатами лавок — 8, погребов — 3, близ того ж города Александрополя начата строиться каменная церковь...". Таким образом, в течение семи лет (1720—1727) горожане постоянно участвовали в возведении крепости, выполняя феодальную повинность.
      В период владения городом Меншиковым здесь была основана полотняно-парусная мануфактура. Она действовала почти четверть века — с 1726 по 1750 г. Хорошо зная потребности государства и, стало быть, наиболее доходные производства, Меншиков имел в своих вотчинах ряд мануфактур, производивших парусину. Неудивительно, что и в Почепе возникло такое производство. В юго-западных уездах России и в примыкавшей к ним части Украины издавна в большом количестве выращивали лен и коноплю. Изготовление пеньки было одним из самых распространенных промыслов в этих краях. Таким образом, здесь была вполне подходящая база для производства парусины и полотна.

Мануфактура по производству парусины и полотна

      Для того, чтобы начать производство, Меншиков перевел часть работников со своей подмосковной мануфактуры в Почеп. Следует отметить, что основание мануфактуры именно в Почепе было определено тем, что город имел статус частновладельческого. Меншиков имел средства для организации нового предприятия и, что важно, обладал всей полнотой власти в городе и его окрестностях. Феодальное предпринимательство наложило отпечаток на всю судьбу мануфактуры, пока она находилась в Почепе.
      При Меншикове на мануфактуре насчитывалось 17 станов. После его опалы (1727 г.) предприятие перешло в казну и продолжало действовать. В 1730 г. оно было значительно укрупнено благодаря тому, что в Почеп была переведена мануфактура из с. Шептаки. В результате слияния двух предприятий на почепской мануфактуре оказалось 37 станов. В 1734 г. здесь был уже 71 стан. Более поздние сведения не обнаружены.
      Количество продукции, выпускаемой мануфактурой, также нарастало. Если брать важнейшую часть этой продукции — куски парусины, — то картина развития производства получается следующая: 1726 г. — 16, 1727 г. — 570, 1728 г. — 364, 1729 г. — 1244, 1730 г. — 815, 1731 г. — 1671, 1732 г. — 1679, 1733 г. — 1436, 1735 г. — 1483, 1736 г. — 1315.
      Такой рост производства, особенно в первые годы действия мануфактуры, объясняется рядом благоприятных обстоятельств. Первое из них, правда, кратковременного действия, заключалось в том совершенно особом положении, какое занимал хозяин мануфактуры всемогущий князь Меншиков. Второе состояло в личности управителя мануфактуры Гаврилы Лукина, человека энергичного, стремившегося к наращиванию производства. Именно по его настоянию из Шептаков мануфактура в 30 станов была слита с почепской. Он же хотел довести общее количество станов до сотни. От размеров мануфактуры зависела величина жалованья, получаемого предприимчивым и умелым управителем, что скорее всего и определяло его активность. Впоследствии, в 1740-х гг., когда во главе мануфактуры стал новый управитель порутчик Федоринов, все изменилось. Офицеры, по меткому замечанию Е.И. Заозерской, были людьми "неосведомленными в промышленном деле, имевшие опыт разве только в приемах грубого насилия и расправы". Упадок мануфактуры и заставил правительство передать ее в руки брянского купца Т. Чамова, который в 1750 г. перевел ее в с. Ревны Брянского уезда. Третье обстоятельство, способствовавшее развитию мануфактуры в Почепе, выступало в виде государственных заказов на ее продукцию.
      Немаловажным обстоятельством в деятельности мануфактуры являлся сбыт ее продукции и, стало быть, получение предпринимательского дохода. Эта сторона дела пока не получила освещения в литературе. Представления о развитии мануфактуры исследователи основывали на показателях о станах и выходе продукции, иногда на отрывочных сведениях о количестве рабочей силы на почепском предприятии.
      Мануфактура была основана Меншиковым в ту пору, когда велось энергичное строительство отечественного флота. Остро была необходима парусина. Сбыт продукции и доход от нее были гарантированы. Позже обстановка изменилась. Первым признаком этого был императорский указ от 25 мая 1727 г., разрешавший отпускать за границу льняную и пакольную (пеньковую) пряжу при существенно пониженной пошлине — 5 проц. против 37,5 проц. в 1724 г. В 1731 и 1732 гг. три раза Адмиралтейство отправляло бумаги на мануфактуру с тем, чтобы "впредь вышеобъявленные товары (то есть парусиные полотна и пеньку) кроме льняного и коровья масла к Адмиралтейству за неупотреблением не присылать, а отсылать бы для продажи в Коммерц-коллегию". В 1732 г. в Почепе скопилось 3318 кусков парусины: 1639 кусков производства 1731 г. и 1679 кусков производства 1732 г. Товары велено было продавать с торгов "охочим людям". С помощью Коллегии иностранных дел в 1732 г. иностранцу Вильяму Эмзелю была продана пенька по довольно высокой цене сравнительно с той, которую платило Адмиралтейство: 1 рубль за пуд против 55 копеек. Остальные сделки, видимо, были менее удачными. Много хлопот доставила реализация основной массы продукции. Последние выплаты были сделаны только в ноябре 1736 г. В 1737—1738 гг. мануфактура выполняла крупный заказ военного ведомства и снабжала войска фельдмаршала Миниха в период русско-турецкой войны. После окончания военных действий парусина вновь начала скапливаться в Почепе. В 1741 г. здесь находилось 4690 кусков полотна — результат приблизительно трех лет работы предприятия. С трудом удалось реализовать полотно Я. Тимерману в 1743 г.
      Итак, продукция почепской мануфактуры шла в основном на внешний рынок и лишь отчасти была реализована внутри страны, причем особо важную роль в этом отношении играли государственные заказы. Рост мануфактуры — увеличение количества станов и продукции — шел временами: в значительной степени независимо от хода реализации продукции. Это заставляет с осторожностью отнестись к довольно категоричному выводу Г.И. Подлуцкого о том, что почепская мануфактура была органическим элементом экономики Украины. В ее неоправданном и не связанном со сбытом росте чувствуется некоторая искусственность, оторванность от чисто местных потребностей, слабая информированность о потребностях всероссийского, государственного масштаба.
      При всей искусственности своего существования мануфактура играла немаловажную роль как городообразующий фактор: была одним из основных городских производств, способствовала концентрации в городе населения. Видимо, ее перевод в Ревны в 1750 г. во многом способствовал упадку Почепа как городского центра.
      Об изменениях в численности населения Почепа дает представление следующая таблица.

Год
Количество дворов в городе
% мещан ко всему населению
Количество населения города
Всего Казачьих подсуседских Мещан, крестьян
1715
810
4050*
1715
923
182
741
80,3
4615
1723
759
117
642
84,6
3795
1728
749
     
3745
1740
760
78
682
89,7
3800
1765
773
110
663
85,7
3865
1781
672
103
568
84,5
3360
*) — население подсчитано путем умножения количества дворов на 5.

      Как видно из таблицы, основу городского населения в Почепе составляли мещане. Большая часть населения была представлена казаками и их "подсуседками". Были в городе и крестьяне, принадлежавшие разным владельцам. В первой половине XVIII в , точнее до 1760-х гг., общее количество дворов в городе находилось приблизительно на одном уровне. Во второй половине столетня после непродолжительного подъема наступает резкое падение численности дворов.
      Снова став частновладельческим в 1760 г. и находясь под властью К.Г. Разумовского, Почеп хирел и в конце XVIII в. звался не городом, а "местечком", что внешне выражало падение его прежнего значения.
      Владение городами в XVIII в. было связано со значительным ростом крупного землевладения, колоссальными земельными пожалованиями, характерными в условиях развития фаворитизма, стремительного выдвижения при дворе то одной, то другой фигуры. Поэтому было бы не вполне правильно распространять на XVIII столетие вывод П.П. Смирнова о том, что частновладельческие города были всецело продуктом эпохи феодальной раздробленности.
      В изучаемое время отдельные города могли даваться должностному лицу на время исполнения служебных обязанностей. Как это хорошо видно на примере истории Почепа, в глазах правительства грань между этими двумя типами владения была весьма зыбкой. Из отданного "на булаву" Почеп легко превращался в вечное и потомственное владение.
      Статус частновладельческого города в общем итоге оказался на Почепе неблагоприятным образом. К концу XVIII столетия город пришел к упадку. Даже в то время, когда, казалось бы, Почеп переживал подъем, связанный с развертыванием строительства, основанием нового производства, что обычно стимулирует развитие города и его типично урбанистических черт, положение складывалось довольно сложно. В Почепе во время владения им Меншиковым основание мануфактуры и другие изменения в жизни города были связаны и, вероятно, в значительной степени взаимообусловлены истощением хозяйства городских жителей. Таким образом, экономический подъем оказывался односторонним и в известной степени иллюзорным.

А.М. ДУБРОВСКИЙ, С.И. МИХАЛЬЧЕНКО
"Феодальный город" вып. 2, Брянск, 1993 г.





 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова