Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СРАЖЕНИЯ НА БРЯНЩИНЕ
В АВГУСТЕ-ОКТЯБРЕ 1941 года
    


      Начало Великой Отечественной войны. Первые мероприятия по организации отпора врагу.
В.Я. Качалов
В.Я. Качалов

      В ночь на 22 июня 1941 года войска гитлеровской Германии, нарушив договор о ненападении, вторглись на территорию СССР. Началась Великая Отечественная война советского народа против фашистской агрессии.
      Уже к началу июля свыше 200 тысяч жителей Брянщины были призваны в действующую армию. Была сформирована Брянская пролетарская дивизия, проделавшая позже славный боевой путь до Чехословакии. На заводе "Красный Профинтерн" построили и укомплектовали командой из числа рабочих бронепоезд "За Родину".
      Менялся весь прежний уклад жизни. С 29 июня все учреждения перешли на круглосуточный режим работы. Было организовано массовое обучение населения нужным в военное время специальностям. С июля по сентябрь на Брянщине было подготовлено более 500 истребителей танков, 150 связистов и примерно столько же медсестер, три тысячи сандружинниц.
      В августе 1941 года в Орле начала работать специальная школа по подготовке диверсантов для действий в тылу врага. В целях конспирации ее назвали "школой пожарников". В Брянске был создан филиал спецшколы, который за короткое время подготовил около 800 человек, влившихся большей частью в партизанские отряды и составивших в них разведывательно-диверсионные группы. Да и прославившиеся позже командиры Д.М. Кравцов, М.П. Ромашин, А.Д. Бондаренко, М.И. Дука и некоторые другие прошли подготовку в "школе пожарников". Одним из организаторов этого дела был крупнейший специалист диверсионно-подрывной работы полковник И.Г. Старинов. Для борьбы с немецкими диверсантами и парашютистами-десантниками формировались истребительные батальоны и группы, позже также в основном влившиеся в партизанские отряды. Из лиц, не подлежащих призыву в армию, создавалось народное ополчение — в июле оно насчитывало свыше трех тысяч человек.
      26 июня немецкие самолеты совершили первый налет на Брянск, затем многократно бомбили город, в первую очередь — станцию Брянск-1, через которую проходил основной поток и боевых перевозок для фронта, и эвакуируемых на восток предприятий.

      Судьба 28-й армии.
С.С. Бирюзов
С.С. Бирюзов

      Тем временем боевые действия приближались к Брянщине. К середине июля враг уже оккупировал большую часть Белоруссии и вторгся на территорию Смоленской области, где развернулось ожесточенное сражение, которое в значительной степени сорвало расчеты гитлеровского командования на "молниеносную" войну.
      Учитывая большое стратегическое значение Брянска на западных подступах к Москве, его роль важного промышленного центра и железнодорожного узла, в районе Брянска и к северу от него вдоль Десны с начала июля стала разворачивать свои соединения 28-я армия Западного фронта под командованием генерал-лейтенанта В.Я. Качалова. Первоначально части армии участвовали в строительстве оборонительных сооружений.
      В середине июля по указанию Генштаба начала формироваться ударная группа из трех дивизий 28-й армии. В оперативных документах она стала именоваться "группой Качалова". Перед ее войсками была поставлена задача провести наступательную операцию из района Рославля к Смоленску, где для ряда соединений Западного фронта сложила тяжелая обстановка.
      Сосредоточившись к северу от Рославля, группа Качалова 23 июля перешла в наступление. Началось оно в неблагоприятных для советских войск условиях. Противник имел значительное превосходство в живой силе и технике, его авиация полностью господствовала в воздухе. Тем не менее, "проявляя громадную волю и командирскую настойчивость, В.Я. Качалов сумел в этих тяжелейших условиях обеспечить продвижение своих сил, хотя медленное, но настойчивое, угрожавшее флангам гитлеровских войск", — так писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко. Подтверждают это мнение и слова немецкого генерала Г. Гудериана, командовавшего войсками, противостоявшими группе Качалова: "В последние дни июля в районе Рославля создалась критическая обстановка и были понесены большие потери".
      Поскольку продвижение группы Качалова не было подкреплено существенными резервами, то дальнейшее развитие событий оказалось трагическим. 1 августа немецкие войска перешли в наступление и, продвигаясь к Рославлю с юго-запада, ворвались в город. 2-3 августа другая группа немецких войск обошла группу Качалова с востока и, соединившись с первой группой, замкнула кольцо окружения, внутри которого оказалось большинство наступавших советских войск. Вырваться из окружения смогли около 8 тысяч солдат и офицеров, погибли или попали в плен примерно 30 тысяч человек.
      В числе погибших был и генерал В.Я. Качалов. 4 августа в бою у деревни Старинки командарм, видя, что пехоте не удается выбить противника, сел в один из уцелевших танков и попытался сам возглавить новую атаку, но танк был подбит, а члены его экипажа вместе с командармом погибли. Позже местные жители похоронили погибшего генерала вместе с другими павшими советскими воинами в братской могиле на окраине деревни.
      Но обстоятельства гибели командарма стали известны значительно позднее. Не имея достоверных сведений о том, что случилось с В.Я. Качаловым, начальник Главного Политуправления РККА Л.З. Мехлис выдвинул версию, что тот якобы перешел на сторону противника, а затем в приказе Верховного Главнокомандующего погибшего командарма обвинили в измене Родине. Лишь в 1953 году черное пятно с имени Владимира Яковлевича Качалова, верного сына Отечества, было смыто.
      Клевета на командарма задела и его боевых товарищей, сумевших выйти из окружения. 28-я армия была расформирована, а бывшие ее воины рассортированы по разным частям и соединениям.
      Еще одним итогом неудачи под Рославлем стало вступление немецких войск на Брянщину: 8-10 августа ими были заняты поселки Сеща, Дубровка, сёла Алешня, Рябчичи и другие селения Дубровского района, началось продвижение в Рогнединский, Жуковский, Клетнянский районы.

      Центральный фронт в боях на Брянщине.
А.И. Ерёменко
А.И. Ерёменко

      В то время, когда группа Качалова начала свое наступление от Рославля, Ставка Главного Командования 24 июля 1941 года решила выделить из Западного фронта отдельный Центральный фронт в составе 21-й, 3-й и 13-й армий. Все эти армии уже прошли тяжелые испытания первых недель войны и в конце июля вели бои с противником на территории Гомельской и Могилевской областей. Командующим новым фронтом был назначен генерал-полковник Ф.И. Кузнецов, который в начале войны неудачно руководил войсками Северо-Западного фронта в Прибалтике, а затем был командующим 21-й армией. Товарищи по оружию не лучшим образом оценивали его полководческие и человеческие качества. К примеру, будущий Маршал Советского Союза С.С. Бирюзов, прибывший со своей дивизией в Гомель, так вспоминал о встрече с командующим фронтом: "Вместо того, чтобы дать дельный совет, как лучше выполнить стоящую перед дивизией задачу, он стал запугивать судом".
      Все армии Центрального фронта были серьезно ослаблены предшествующими боями, а новое пополнение, не имевшее достаточной военной подготовки, не всегда проявляло в трудных условиях стойкость и выдержку. В стремлении укрепить воинскую дисциплину командование фронта злоупотребляло карательными мерами, принявшими массовый характер. Использование заградотрядов и необоснованные расстрелы привели к тому, что количество не боевых потерь на Центральном фронте превысило число боевых потерь.
      Подобные действия дали основания И.В. Сталину отметить в приказе от 4 октября 1941 года, что "наблюдаются частые случаи незаконных репрессий и грубейшего превышения власти со стороны отдельных командиров и комиссаров по отношению к своим подчиненным", что "необоснованные репрессии, незаконные расстрелы, самоуправство и рукоприкладство со стороны командиров и комиссаров... ведут к обратным результатам, способствуют падению воинской дисциплины и политико-морального состояния войск и могут толкнуть нестойких бойцов к перебежкам на сторону противника".
      Конечно, и среди командного состава Центрального фронта было немало талантливых военачальников и по-человечески порядочных людей, а основная часть офицеров и солдат фронта честно выполняла свой долг, однако серьезные неудачи фронта в августе 1941 года объясняются не только объективными, но и субъективными причинами.
      Недостаточная устойчивость отдельных частей 13-й армии (ей командовал генерал-майор К.Д. Голубев) позволила немецким войскам 1 августа прорвать советскую оборону около города Кричева и выйти к Рославлю, что предрешило трагический исход для группы Качалова. Перебросив в этот район некоторые дополнительные войска, командование фронта поставило перед 13-й армией задачу нанести удар в тыл противнику, наступая на Рославль с запада. Утром 7 августа советские войска прорвали позиции немцев и в прорыв была брошена кавалерийская дивизия, но массированный налет фашистской авиации нанес конникам очень большой урон, и дальнейшего развития рейд кавалеристов не получил.
      Вскоре немецкие войска сами перешли в наступление и окружили наступавшие ранее советские части (в основном — 45-й корпус генерал-майора Э.Я. Магона). Советские войска в тяжелых боях понесли большие потери убитыми и пленными (погиб и Э.Я. Магон), но многие соединения смогли вырваться из окружения и продолжали участвовать в боях с врагом. В их числе была, в частности, 132-я дивизия, которой командовал С.С. Бирюзов.
      Затем и вся 13-я армия оказалась расчлененной на части, потому что именно в ее полосе начала свое наступление в южном направлении танковая группа Гудериана, ранее действовавшая на смоленско-рославльском направлении. Это было связано с решением гитлеровского командования временно отложить наступление на Москву и провести операцию по окружению на Левобережной Украине частей Юго-Западного фронта. 16-го августа части войск Гудериана ворвались в Мглин, 17-го были захвачены Сураж и Унеча, 18-го — Стародуб, 20-го августа — Клинцы. Тем самым для основных сил Центрального фронта были отрезаны пути возможного отступления на восток. Хотя темпы наступления танковой группы Гудериана были высокими, это не означало, что она не встречала сопротивления. Сам Гудериан писал о "тяжелых боях в районе Стародуб, Унеча", об "упорном сопротивлении" у Почепа, об "атаках советских войск 20 августа на линии Сураж, Клинцы, Стародуб", где "отдельным подразделениям удалось прорваться на восток в районе южнее Унечи".
      Однако в ряде случаев отход частей Центрального фронта носил поспешный характер. Так, части 21-й армии (ею командовал до середины августа генерал-лейтенант М.Г. Ефремов, а после его назначения командующим Центральным фронтом до конца августа армией командовали сначала генерал-майор В.Н. Гордов, а затем генерал-лейтенант В.И. Кузнецов) 16 августа оставили Новозыбков, 18 августа из города ушли местные власти, а немецкие войска вошли в Новозыбков только к концу дня 23 августа.
      Частые смены командующих армиями (за июль-август в 21-й и 13-й армиях сменились по пять командармов), да и смена командующего фронтом в то время, когда в полосе фронта началось крупное наступление противника, также не способствовали стабилизации положения.
      Центральный фронт оказался рассеченным на части, его соединения с трудом отходили в разных направлениях (либо в поле действий Юго-Западного, либо создаваемого Брянского фронтов) и 25 августа фронт был расформирован.

      Развертывание 50-й армии и ее первые оборонительные бои.
А.М. Городнянский
А.М. Городнянский

      Наступление танковой группы Гудериана с левого фланга обеспечивали части 47-го мотомеханизированного корпуса. В первые дни после захвата Рославля немецкими войсками они не встречали к югу от города серьезного сопротивления, поскольку советских войск здесь почти не было. Наиболее угрожаемым направлением было шоссе Рославль-Брянск.
      Сюда и стали выдвигаться части 50-й армии, сформированные на территории Брянщины. Армия состояла из девяти дивизий и нескольких отдельных подразделений, была хорошо укомплектована личным составом (средняя численность дивизии составляла 10—12 тысяч человек), артиллерией (кроме противотанковой), пулеметами. Однако в ее составе было мало зенитных средств, не хватало автотранспорта, у стрелков почти не было автоматов. Командующим армией был назначен генерал-майор Михаил Петрович Петров, удостоенный за участие в боях в Испании звания Героя Советского Союза.
      Части 50-й армии успели своевременно занять оборонительный рубеж вдоль Десны к северу от Жуковки и по течению правого притока Десны — реки Угость. Трудившиеся здесь более месяца жители Брянщины, Москвы и других мест создали, по словам защитников рубежа, "прекрасное, хорошо продуманное фортификационное сооружение, состоявшее из нескольких линий траншей, окопов, ходов сообщений, пулеметных и орудийных гнезд, дотов, дзотов; огромного противотанкового рва", перерезавшего тракт Рославль - Брянск. Одобрительно отозвался об этой полосе обороны побывавший здесь член Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Г.К. Жуков, возглавлявший в то время Резервный фронт.
      Первый удар противника на новом рубеже приняла на себя у деревни Летошники и на реке Угость 258-я дивизия под командованием К.П. Трубникова. 11 августа и потом еще 16 дней подряд фашистские войска пытались пробиться на этом участке фронта, но все попытки были отбиты с большими потерями для наступавших. Затем немецкое командование попыталось обойти эту позицию с запада и сосредоточило ударную группу у села Белоголовль (Жуковский район), но и эта атака была отбита советскими войсками. В целом же части 50-й армии 59 дней держали этот рубеж обороны, не допустив прорыва противника в сторону Брянска.

      Создание Брянского фронта и его боевые действия в августе-сентябре 1941 года.
Я.Г. Крейзер
Я.Г. Крейзер

      Активные действия немецких войск на рославльско-брянском направлении были восприняты советским командованием как попытка противника через Брянск найти путь к Москве. Поэтому 16 августа был подписан приказ Верховного Главнокомандующего о создании Брянского фронта в составе 50-й и 13-й армий. Командующим фронтом был назначен генерал-лейтенант Андрей Иванович Ерёменко (в будущем — Маршал Советского Союза). По словам А.И. Ерёменко, И.В. Сталин в беседе с ним так определил главную цель Брянского фронта: "Прикрыть Московский стратегический район с юго-запада и не допустить прорыва танковой группы Гудериана через Брянский фронт к Москве".
      Постановка такой задачи уже не вполне соответствовала ситуации, потому что главные силы Гудериана действительно начали наступление, но не на Брянск, а через Центральную часть Брянщины — на Украину, в тыл войскам Юго-Западного фронта. Поскольку положение на этом направлении становилось все труднее, Ставка определила командованию Брянского фронта новую задачу — остановить продвижение войск Гудериана, для чего подчинила ему остаток войск расформированного Центрального фронта. И хотя А.И. Ерёменко 21 августа пообещал "разбить этого подлеца Гудериана", выполнить обещание ему не удалось, да и шансов на успех у Брянского фронта было очень немного. Подчиненная фронту 21-я армия (в нее включили и 31 армию) была отсечена войсками Гудериана и позже вошла в состав Юго-Западного фронта, 13-я армия понесла очень тяжелые потери и в ней "только числилось много соединений, людей же и техники в этих соединениях было крайне мало".
      Высокую боеспособность сохраняла 50-я армия, хотя и она несла существенные потери в непрерывных боях. Однако полоса ее обороны оказалась очень растянутой (вдоль Десны от Рогнединского района до Жуковки, далее по реке Угость к селу Высокое Жирятинского района и затем по Судости до Почепа). К тому же части немецкого 47-го мотомеханизированного корпуса, замененные на реке Угости пехотными дивизиями, переместились к Почепу и 21 августа заняли город, форсировав здесь реку Судость. Сложилась напряженная ситуация на стыке 50-й и 13-й армий.
      Командование Брянского фронта пыталось перехватить инициативу. 19 августа А.И. Ерёменко отдал приказ частям 13-й армии уничтожить немецкие части, захватившие Унечу и перерезать железную дорогу Брянск-Гомель; 23 августа появился новый приказ — об освобождении Стародуба, но сил, достаточных для исполнения приказов, 13-я армия не имела. Это позже признал и А.И. Ерёменко: "С 24 по 30 августа велись напряженные бои на всем фронте 13-й армии и на левом крыле 50-й армии. Это был исключительно тяжелый период для всех войск Брянского фронта, особенно для 13-й армии, которая была совершенно обескровлена в предыдущих боях. Противник наносил удары по фронту армии и охватывал ее фланги. Требовалась немедленная помощь, иначе армия не выдержала бы натиска и фронт оказался бы прорванным".
      Сюда направлялись подходившие подкрепления, а также была активно привлечена авиация — не только фронтовая, но и из резерва Верховного Главнокомандования. Это не позволило противнику разгромить 13-ю армию, но положение ее оставалось очень сложным, так как 26 августа немецкие войска заняли город Новгород-Северский, а 29 августа — город Шостку, охватывая позиции армии с юга. Другие немецкие части, прорвав оборону советских войск на рубеже сёл Кистёр-Борщово, вышли к Погару и 29 августа заняли его.
      Растянутость позиций 50-й и 13-й армий побудила командование Брянского фронта, используя оставшееся не у дел управление 3-й армии, восстановить эту армию и закрепить за нею участок обороны в районе Почепа и к югу от него. В состав армии было включено по нескольку находившихся на этом направлении дивизий 50-й и 13-й армий. Командующим армией был назначен генерал-майор Я.Г. Крейзер, удостоенный ранее за успешное командование дивизией на Западном фронте звания Героя Советского Союза. В это же время произошла смена командующего 13-й армией — вместо К.Д. Голубева им стал генерал-майор А.М. Городнянский.
      В конце августа — начале сентября 1941 года наиболее ожесточенные бои шли в треугольнике Почеп-Погар-Трубчевск. Немецкие войска практически одновременно нанесли несколько концентрических ударов (Семцы - Мосточино, Валуец - Карбовка, Погар – Романовка и Грязивец) с целью выхода к Трубчевску. Во встречном танковом сражении, достигшем своего пика 31 августа в районе сел Карбовки и Романовки, около 500 наступавших немецких танков столкнулись с только что прибывшей подвижной группой под командованием заместителя командующего Брянским фронтом генерал-майора А.И. Ермакова. Хотя в подвижной группе было вдвое меньше боевых машин, чем у немцев, советские воины проявили в этом сражении возросшее боевое мастерство и мужество и уничтожили до 200 танков противника, хотя и понесли большие потери. Трубчевск был удержан советскими воинами.
      В самый разгар боев за Трубчевск, 30 августа, был получен приказ из Ставки о переходе войск Брянского фронта в наступление. На севере части 50-й армии должны были нанести удар через Пеклино-Дубровку на Рославль; на юго-западе — части 13-й армии — на Погар и Стародуб. 3-я армия должна была начать наступление в районе Почепа. План выглядел масштабно, но сомнительно, потому что поставленные цели (разгром немецких войск у Почепа, Стародуба, Новгород-Северского и выход к Новозыбкову и в Могилевскую область) были непосильны для фронта, а средства их достижения (три разнонаправленных удара) — явно неудачны.
      Выполняя приказ, все три армии Брянского фронта 2 сентября перешли в наступление, но оно не было достаточно подготовлено, обеспечено людскими и материальными резервами и существенного успеха не имело: наибольшее продвижение в течение десяти дней составило 10—15 км, а с подходом к противнику подкреплений и вовсе приостановилось. К 15 сентября все армии фронта перешли к обороне.
      Таким образом, в ходе боев с середины августа до середины сентября Брянский фронт успешно справился с первой поставленной перед ним задачей — удержать Брянск и прилегающие к нему территории и тем самым не допустить прорыва противника к Москве с юго-запада, но решить вторую задачу — остановить продвижение танковой группы Гудериана на юг — войскам фронта оказало не под силу. 16 сентября танковые группы Гудериана и Клейста встретились, замкнув кольцо окружения вокруг основных сил Юго-Западного фронта.

      Бои в окружении.
А.И. Ермаков
А.И. Ермаков

      Вторая половина сентября 1941 года была для Брянского фронта относительно спокойной. Но это было затишье перед бурей. 30 сентября танковая армия Гудериана, сосредоточившаяся на северо-востоке Украины, прорвала оборону на стыке 13-й армии и группы генерала А.И.Ермакова, располагавшейся на самом юге фронта и прикрывавшей участок, прилегавший к Юго-Западному фронту. Эта группа оказалась отсеченной от Брянского фронта и больше в его составе не воевала.
      Основной удар по советским войскам наносили части 24-го танкового корпуса. В первый день наступления они заняли село Хинель Севского района, к середине дня 1 октября — ворвались в Севск, а затем, двигаясь на северо-восток, 3 октября без боя взяли Орел. Наступавшие западнее части 47-го танкового корпуса 1 октября заняли Середину-Буду, а к концу дня передовая группа немецких танков прорвалась на станцию Комаричи. 4-5 октября немцы заняли Локоть и Навлю, а затем ворвались в Карачев.
      В середине следующего дня, 6 октября, танковая колонна противника в сопровождении мотопехоты, двигаясь лесными проселочными дорогами от Карачева к Брянску, вышла в район станции Свень, где находился командный пункт Брянского фронта. Лишь то обстоятельство, что немецкому командованию не было известно местонахождение штаба фронта, спасло командующего А.И. Ерёменко и сотрудников штаба от гибели, поскольку вражеские танки проходил мимо штабных помещений, ведя беспорядочную стрельбу и разбив несколько штабных автомашин. В тот же день эта колонна ворвалась в Брянск. Находившиеся в городе и близ него бойцы 154-й дивизии 50-й армии дали отпор противнику, но долго продержаться не смогли. Территории современных Фокинского и Советского районов города были заняты немцами к вечеру 6 октября, Володарского района — 8 октября. В тот же день был занят Орджоникидзеград. Это означало практическое завершение окружения 3-й и 13-й армий Брянского фронта и их отсечение от 50-й армии.
      Наступление танковой армии Гудериана было только частью общего наступления немецко-фашистских войск на Москву. 2 октября крупная группа немецких войск из района Рославля нанесла удар в стык 50-й армии и 43-й армии Резервного фронта. 5 октября немцы заняли Жиздру, 7 октября — Хвастовичи, то есть пути отхода 50-й армии на северо-восток и восток оказались перерезанными. Таким образом, к 8 октября к югу от Брянска попали в окружение войска 3-й и 13-й армий, к северу — войска 50-й армии.
      Однако решить основную задачу — полностью разгромить и ликвидировать окруженные войска — немецко-фашистские захватчики не смогли. Находясь в труднейших условиях окружения, испытывая острую нехватку боеприпасов, горючего, медикаментов, продовольствия, армии Брянского фронта сохранили боеспособность и своими активными действиями сковали значительные силы немецких войск, нацелившихся на Москву.
      В первые дни окружения, рассчитывая, что прорвавшиеся немецкие войска будут остановлены резервными соединениями Красной Армии, части Брянского фронта продолжали в основном удерживать прежние оборонительные рубежи. Вплоть до 8 октября войска 50-й армии удерживали позиции на реке Угость — деревня Столбы — село Жирятино — село Красный Рог. Здесь в боях особенно отличились части 258-й и 260-й дивизий. На почепском направлении большую стойкость проявили войска 280-й дивизии 3-й армии. До 8 октября упорные бои в районе Суземки вела 6-я дивизия 13-й армии. Продолжали мужественно сражаться и другие соединения фронта, хотя и несли тяжелые потери.

      Прорыв из окружения.
М.П. Петров
М.П. Петров

      Получив 7 октября приказ из Ставки об отходе на восток, все армии Брянского фронта в ночь на 8 октября начали движение, сопровождаемое многократными прорывами заслонов противника, находившегося и впереди, и сзади, и на флангах. Если к этому добавить, что вражеская авиация продолжала господствовать в воздухе, что отход проходил под постоянным огневым воздействием танков, артиллерии и пехоты противника, что из-за нехватки горючего и боеприпасов приходилось бросать большую часть боевой техники, что солдатам и офицерам негде было ни согреться, ни обсушиться (в это время прошли первые снегопады, а растаявший затем снег превратил дороги в сплошное месиво), что воинам приходилось совершать длительные ночные переходы без сна и пищи, что, наконец, фронт с 13 октября лишился единого руководства (в этот день, находясь близ села Борщово Навлинского района, был тяжело ранен командующий фронтом А.И. Ерёменко) — то будет ясно, что выстоять в этих тяжелейших условиях могли лишь сильные духом, мужественные, бесконечно терпеливые и преданные Родине люди, какими и проявили себя в большинстве солдаты и офицеры Брянского фронта.
      Основная часть воинов 50-й армии с тяжелыми боями отходила через территорию Жуковского и Дятьковского районов, а затем по югу Калужской области. Севернее (в Хвастовичах и ближайших к этому райцентру селениях) и южнее (близ села Журиничи, деревни Николаевки и других селений Брянского района) находились крупные силы противника, и части 50-й армии получили приказ идти к селу Бояновичи, но и здесь встретили вражеские войска. В завязавшемся бою немецкие части были опрокинуты, 12 октября наши войска вышли к реке Рессете и, организовав круговую оборону, начали наводить переправу через реку. Работа осложнялась не только болотистыми берегами, но и непрерывным артиллерийским обстрелом места переправы как с севера, так и с юга. Когда саперы сумели навести переправу и по ней устремились передовые части 50-й армии, им пришлось с ходу вступить в бой с немецкими войсками на противоположном берегу реки. Сильным артиллерийским огнем гитлеровцам удалось разрушить переправу, но благодаря героическим усилиям саперов через полтора часа она была восстановлена. К утру 13 октября, успел переправиться только 999-й полк 258-й дивизии (командовал полком будущий комендант Кремля подполковник А. Я. Веденин). В течение дня двенадцать раз солдаты полка поднимались в атаку, но прорвать оборону противника не смогли. Тем временем переправа продолжалась, хотя велась она в условиях непрерывных атак противника. Утром 14 октября 999-му полку удалось, наконец, сломать оборону противника и овладеть поселком Гутовский лесзавод (поселок Боев). В образовавшуюся брешь устремились другие части 50-й армии. Удалось переправить даже часть артиллерии, но, поскольку боеприпасы подходили к концу, решено было взорвать установки гвардейского минометного полка, сделавшие последний залп по врагу, а также уничтожить значительную часть другой боевой техники. В ночь на 15 октября переправившиеся части вновь должны были идти на прорыв — через большак Карачев - Хвастовичи. В ожесточенном бою ценой больших потерь советские воины сумели сломить сопротивление противника. Сменив направление движения (с восточного на северо-восточное), уцелевшие части 50-й армии еще неделю, уничтожая вражеские заслоны, пробивались из окружения и 23 октября вышли к городу Белеву, где и заняли оборону.
      Далеко не всем воинам 50-й армии удалось завершить этот тяжелый путь. В воспоминаниях Гудериана сообщается, что "17 октября капитулировала группировка противника, находившаяся в окружении севернее Брянска" и что в плен попало свыше 50 тысяч человек. Скорее всего, цифра попавших в плен преувеличена, но пробиться из окружения к местам переправы через Рессету сумела лишь меньшая часть армии. А сколько еще осталось навечно лежать у этой реки... Тяжелое ранение в боях на Рессете получил и командарм М.П. Петров. Он был оставлен под надзором врача и медсестры в деревне Голынка (на севере Карачевского района), а когда и там стало опасно, его перенесли на заброшенный лесопункт, где он и умер от гангрены в середине ноября 1941 года. В 1956 году останки Михаила Петровича Петрова были торжественно перезахоронены на центральном кладбище города Брянска.
      В ночь на 8 сентября начали отход и части 3-й армии. В течение ночи они совершили длинный (до 60 км) марш-бросок к Десне, где встретились с прорвавшимися на рубеж Арельск - Уты (северо-восточнее Трубчевска) немецкими войсками. Шедшая в авангарде 137-я дивизия под командованием И.Т. Гришина (позже — генерал-полковника, Героя Советского Союза) основными силами сумела переправиться через Десну 9 октября, но остальным частям армии пришлось вести здесь бои до 11 октября. Далее путь воинов 3-й армии шел через леса Навлинского района. 12 октября они вышли к селам Салтановка и Святое, но к этому времени немецкие войска заняли рубеж Навля - Борщево – Погребы - Локоть, закрыв дорогу на восток. В тяжелых боях между Навлей и селом Борщево части 3-й армии прорвали оборону противника, вышли из навлинских лесов и начали движение по территории Брасовского района. С 17 по 20 октября советские воины вели напряженные бои восточнее Брасово. В ночь 21 октября части армии, двигаясь по сплошному болоту, прорвали еще один заслон врага и вышли в район Дмитровска-Орловского. Сюда сумели вырваться около десяти тысяч советских воинов - более четверти от состава армии на начало октября 1941 года. Большие потери побудили командование объединять оставшихся боеспособных воинов в сводные отряды и группы. Один из отрядов возглавил командарм Я.Г. Крейзер, другой — начальник штаба армии генерал-майор А.С. Жадов (в будущем — генерал армии, Герой Советского Союза). 23-25 октября остатки армии прорвались через шоссе Фатеж—Кромы и вскоре окончательно вышли из окружения.
      13-я армия после начала отхода главный удар нанесла в направлении село Негино (в Суземском районе) и далее на юг. Советские войска дважды с тяжелыми боями брали это село и дважды противник, получив подкрепления, вновь захватывал его, так что некоторые тыловые части и боевые арьергарды армии пробиться здесь в третий раз уже не смогли, и позже либо прорывались небольшими группами, либо влились в партизанские отряды, либо попали в плен.
      Далее путь армейских частей лежал через село Алешковичи Суземского района, деревню Подлесные Новосёлки, Хинельский лесокомбинат, село Хвощёвку, село Поздняшовку, деревню Веселая Калина (все — в Севском районе). Особенно ожесточенный бой был у двух последивних селений, где располагались крупные гарнизоны немцев, но неожиданный удар 132-й дивизии привел к уничтожению большинства находившихся там оккупантов и позволил передовым частям 13-й армии 12 октября прорваться в Курскую область. Впереди еще были упорные бои у Хомутовки, при переходе тракта Рыльск-Дмитриев, при переправе через реку Свапу, где 17-18 октября отдали жизни многие воины 13-й армии, обеспечив выход из окружения своим товарищам. Одной из особенностей действий армии были внезапные ночные удары по противнику, часто приносившие успех. В общей сложности из окружения вырвалось около 10 тысяч воинов армии, то есть 20-25% от ее состава к началу октября 1941 года.
      Таким образом, все три армии Брянского фронта, хотя и понесли тяжелые потери в живой силе и технике, сумели сохранить боеспособность и активно участвовали в последующих боевых действиях.

О.В. Горбачев, Ю.Б. Колосов, В.В. Крашенинников, В.Н. Лупоядов, А.Ф. Тришин
"История Брянского края. XX век" 2003 г.






 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова