Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

ПРОМЫШЛЕННОЕ РАЗВИТИЕ В ГОДЫ ПЕРВЫХ ПЯТИЛЕТОК     


      Состояние промышленности Брянщины во второй половине 1920-х годов.
      К 1925 году, когда в стране был взят курс на социалистическую индустриализацию, промышленность Брянского края достигла лишь половины объема валовой продукции в сравнении с 1913 годом. В течение 1925-1926 хозяйственного года удалось пустить ряд ранее законсервированных заводов, в том числе — Радицкий вагоностроительный (позже — имени Урицкого), Ивотской стекольный, Жуковский обозный. Почти заново был перестроен Любохонский чугунолитейный завод. Однако по всем основным показателям промышленность Брянщины по-прежнему намного отставала от довоенного уровня: здесь работало 164 значительных промышленных предприятия (в 1913 году было 258), число рабочих составляло 40 тысяч человек (было 52 тысячи), объем выпускаемой продукции был соответственно 49 миллионов рублей и 68 миллионов рублей.
      Отставание это удалось преодолеть в течение двух ближайших лет. В 1927—1928 годах 175 предприятий Брянского края, на которых трудились 42 тысячи рабочих, дали продукции на 73 миллиона рублей, т.е. прежний уровень производства был превзойден при значительно меньшей численности работающих, следовательно, при выросшей производительности труда.
      И успехи, и проблемы в промышленном развитии края особенно видны на примере крупных предприятий. Флагман брянской индустрии, завод "Красный Профинтерн", в середине 1920-х годов во исполнение постановления ВСНХ основное внимание сосредоточил на выпуске сельхозмашин. В 1924-1925 хозяйственном году здесь было произведено свыше 92 тысяч тракторных плугов, свыше 40 тысяч борон, более 2 тысяч сеялок, свыше 2,6 тысяч молотилок, а также 19 первых тракторов. В следующем году плугов было выпущено уже свыше 156 тысяч, борон около 65 тысяч, производство сеялок и молотилок выросло примерно в полтора раза, а вот выпуск тракторов решено было свернуть.
      В феврале 1926 года завод вновь посетил председатель ВЦИК М.И.Калинин. Выступая на 10-тысячном митинге, он особо подчеркнул в качестве главной задачи коллектива необходимость увеличения производительности труда, как за счет "замены старых машин новыми", так и путем "лучшего использования времени" и достижения "максимального результата труда". Эти пожелания были в значительной степени реализованы в 1926-1927 хозяйственном году. Благодаря вводу в действие 268 новых современных станков, пуску цеха большегрузных вагонов, внедрению более 500 рационализаторских предложений, завод на 58% превысил объем продукции предшествующего года и на 27% — 1913 года. Более чем в полтора раза по сравнению с предшествующим годом повысилась производительность труда, значительно снизилась себестоимость продукции. В результате заводом была получена почти миллионная прибыль (десяток предшествующих лет завод был убыточным). Производственный профиль предприятия вновь изменился: сельхозмашины отходили на второй план, а главной продукцией становились вагоны разных типов и паровозы.
      Достижения "Красного Профинтерна" были связаны не только с техническим переоснащением, но и со значительной работой по укреплению дисциплины труда и повышению квалификации работников, а также с трудовым энтузиазмом многих рабочих и инженеров. Не случайно в 1928 году Президиум ВЦИК присвоил почетное звание "Герой Труда" лучшим рабочим завода: Н.И. Верейкину, Е.А. Михайлову, М.Д. Фролову, а также паровозному мастеру И.А. Суслину и конструктору В.С. Новикову. Из специалистов нужно особо выделить М.Г. Мержанова, под руководством которого проектировался и строился крупнейший на заводе цех большегрузных вагонов, а затем было организовано их поточное производство. Позже профессор М.Г. Мержанов стал одним из виднейших ученых Брянского института транспортного машиностроения.
      Приоритетное внимание государство уделяло производству средств производства, направляя основные капиталовложения в тяжелую промышленность. В Брянской губернии из 30 миллионов рублей, вложенных в развитие промышленности в 1926-1928 годах, три четверти было отпущено предприятиям тяжелой индустрии. В легкой промышленности такие проблемы, как изношенность оборудования, нехватка сырья, перебои в снабжении часто стояли очень остро, но положительные перемены ощущались и здесь. В Клинцах успешно работала шпагатная фабрика имени Дзержинского, являвшаяся самой крупной в РСФСР и производившая в 1927 году 22% всего выпускаемого в стране шпагата. Кожевенный завод стал одним из ведущих поставщиков для обувных предприятий тонких хромовых кож высокого качества. Текстильные клинцовские фабрики выпускали около 15% всех производимых в стране тонких сукон. В 1927 году они выпустили 3,5 миллиона метров сукна, но это было меньше, чем до революции. Достаточно быстро наращивала производство рабочей одежды, а затем и костюмов Клинцовская швейная фабрика.
      В трудном положении оставалась пищевая промышленность края. Из-за нехватки сырья был закрыт Луганский сахарный завод. Значительное сокращение посевов конопли привело к уменьшению с 26 до 11 числа маслобойных заводов. В целом в 1927 году предприятия пищевой промышленности Брянщины производили немногим более половины дореволюционного объема продукции.
      В годы первой пятилетки.
       Весной 1929 года в СССР был принят закон о первом пятилетнем плане. Он стал главным документом, определявшим всю экономическую жизнь страны, хотя некоторые неувязки проявились уже в первый год его реализации. Первая пятилетка стала законом в мае 1929 года, а официально было объявлено о начале ее выполнения с октября 1928 года. Прошло лишь полгода со времени принятия закона, установившего основные объемы и сроки выполнения планов, а в декабре того же 1929 года И.В.Сталин выдвинул лозунг "Пятилетку — в четыре года", причем основные плановые задания были пересмотрены в сторону их значительного увеличения (по многим показателям — в два раза). Следовательно, партийно-правительственные решения по этому вопросу определялись не столько экономически обоснованным прогнозом, сколько волевым желанием руководства страны совершить "большой скачок", особенно в тяжелой индустрии.
      Индустриализация, естественно, не обошла стороной и Брянский край. Здесь также появились новостройки, ввод которых должен был еще больше поднять значение региона в промышленном потенциале страны. Одной из важных новостроек была Брянская РЭС, предназначенная снабжать электроэнергией в первую очередь предприятия Брянско-Бежицкого района. Закладка станции состоялась в 10-ю годовщину Октябрьской революции, но основные работы развернулись в годы первой пятилетки. В конце 1931 года станция дала первый ток, а на следующий год достигла проектной мощности. Рядом со станцией вырос новый промышленный поселок — Белые Берега. Сама же станция являлась в определенной степени уникальным сооружением. Во-первых, она была полностью оснащена не импортным, а отечественным оборудованием; во-вторых, стала первой в мировой практике электростанцией, работавшей на машинном фрезерном торфе. Он поставлялся сюда с Пальцовского торфопредприятия, а позже — и с нового места добычи торфа, где вырос поселок Свень.
      Среди крупных новостроек первой пятилетки были Бежицкий фасонолитейный завод, Брянский мясокомбинат (оба предприятия дали первую продукцию в следующей пятилетке), Бежицкий силикатный завод, Полпинский фосфоритный завод, Карачевская шпагатная, Клинцовская обувная, Брянская швейная фабрики. Был построен и пущен ряд более мелких предприятий: кирпичных, лесопильных, пенькотрепальных, крахмальных и прочих. Одновременно шел процесс реконструкции и расширения действующих предприятий. Около тысячи новых станков было установлено на заводе "Красный Профинтерн"; к концу пятилетки за вершилась реконструкция на Чернятинском, Ивотском, Бытошевском стекольных заводах, на Любохонском чугунолитейном заводе, который с этого времени специализировался на выпуске тепловых радиаторов; шли работы по обновлению оборудования на Брянском механическом заводе и других предприятиях.
      В эти годы на Брянщине широко развернулось движение ударников. В его основе лежал трудовой энтузиазм значительной части рабочих, особенно молодежи, искренне верившей, что за счет ударного труда, сокращения сроков работ можно как бы «спрессовать» время, ускорить прорыв к светлому социалистическому будущему. Отсюда — готовность мириться с трудностями, недостатками, выполнять сверхурочную работу. Такие настроения активно поддерживались и пропагандировались центральной и местной печатью, другими средствами идеологического влияния. Широко применялись различные формы морального и материального поощрения передовиков производства, новаторов, рационализаторов.
      Но была и другая сторона этого явления. В годы первой пятилетки значительную часть рабочих составляли вчерашние крестьяне, не имевшие профессиональной квалификации и достаточной степени грамотности, чтобы быстро ею овладеть. На их долю приходилась основная часть земляных, погрузочно-разгрузочных, вспомогательных и других "черных" работ с низкой заработной платой. Для этих людей участие в соревновании было не просто способом самоутверждения на производстве, но и главным условием получения приемлемого заработка. Этим в определенной степени объясняется массовый характер ударничества. К примеру, на заводе "Красный Профинтерн" динамика роста числа ударников характеризовалась такими цифрами: 1929 год — 700 человек; 1930 год — 5 тысяч, 1931 год — 9 тысяч, 1932 год — около 17 тысяч человек (а всего на заводе в это время работало немногим более 20 тысяч человек).
      Частые срывы сроков и объемов поставок топлива, сырья, комплектующих материалов вызывали сбои в производственной деятельности, сопровождавшиеся штурмовщиной, авральными методами наверстывания упущенного. В конце 1931 года в Политбюро ЦК партии была направлена докладная записка, в которой сообщалось о трудном положении со снабжением "Красного Профинтерна": "Завод все время живет с запасом топлива от 8 часов до двух дней... Работать нормально завод, естественно, не может, так как каждый день грозит остановкой". А ведь в это время предприятие выполняло новые важные заказы, в частности, начало выпускать краны грузоподъемностью 260 тонн, которые затем работали на строительстве Днепрогэса, Магнитогорского комбината и других важнейших объектов.
      Напряженное положение сложилось на текстильных фабриках в Клинцах. В связи с сокращением импорта высококачественных сортов шерсти пришлось изменять технологию производства, ассортимент продукции и начать выпуск тканей на хлопчатобумажной основе. Задание последнего года пятилетки было выполнено лишь на 55%. Замедлились темпы капитального строительства в легкой промышленности. Сюда планировалось вложить 13 миллионов рублей, реальные же расходы составили немногим более 3 миллионов рублей. Но и при таких условиях предприятия Клинцовского района имели несомненные успехи. Чести именоваться ударным предприятием добилась шпагатно-веревочная фабрика имени Дзержинского, коллектив которой успешно выполнил правительственный заказ по поставке крупной партии продукции за границу. На фабрике было впервые освоено производство специального холста, которым снабжались все сахарные заводы страны. Уже в июле 1931 года коллектив фабрики рапортовал о досрочном (за 2 года 9 месяцев) выполнении пятилетнего плана.
      Были и другие примеры успешного выполнения заданий первой пятилетки, но заявление И.В.Сталина о выполнении пятилетнего плана за четыре года и три месяца не соответствовало действительности. По большинству показателей контрольные цифры не были достигнуты. Распыление средств по многим строящимся объектам привело к "замораживанию" почти 40% новостроек. Одним из реальных социальных итогов пятилетки стала ликвидация безработицы. Был также осуществлен переход на 7-часовой рабочий день.
      В годы второй пятилетки.
       В январе 1933 года И.В.Сталин, явно отступая от прежнего лозунга "Темпы решают все!", заявил, что больше нет необходимости "подхлестывать и подгонять страну". Поэтому по контрольным цифрам второго пятилетнего плана (1933-1937 годов) среднегодовые темпы промышленного прироста были сокращены до 16,5% (против 30% в первой пятилетке). Значительно больше средств намечалось направить в легкую промышленность.
      Начало второй пятилетки совпало со временем тяжелого голода и общего социально-экономического кризиса, который не мог не повлиять и на развитие промышленности. В 1933 году не были выполнены плановые задания "Красным Профинтерном", большинством других предприятий Брянского промышленного района, Ивотским и Чернятинским стекольными заводами, заметно отставали цементники.
      Сказывались перебои с поставками топлива, сырья, материалов, низкая дисциплина и техническая малограмотность части рабочих.
      Эти же факторы негативно влияли и на качество выпускаемой продукции. На Любохонском чугунолитейном заводе брак составил почти четверть продукции, на заводе имени Урицкого превышал 5% почти столько же — на Брянской швейной фабрике. Только на заводе "Красный Профинтерн" убытки от брака превысили 3,7 миллиона рублей. Иного трудно было ожидать в условиях, когда отдельные цеха неделями не работали, а затем упущенное приходилось наверстывать штурмовщиной, где было важно количество, а не качество.
      В 1934 году положение начало выправляться, хотя пока еще не все предприятия Брянщины выполняли плановые задания. Укрепление трудовой дисциплины, развитие различных форм технической переподготовки кадров рабочих и специалистов давали положительные результаты. В эти годы завершались строительство и реконструкция ряда важных промышленных объектов. Была оснащена новейшими автоматами новозыбковская фабрика "Волна революции", превратившаяся в одно из крупнейших спичечных предприятий страны. Частично реконструирована была и злынковская фабрика "Ревпуть". Бывший небольшой Клинцовский чугунолитейный завод еще в первой пятилетки начал специализироваться на производстве ткацких станков и стал называться Клинцовским механическим имени Калинина. Завод поставлял также машины для льно- и пенькозаводов, весы и другое оборудование. Началось расширение цементного завода. Сооружались две новые технологические линии с мощными печами — каждая длиной 100 метров. Стройка получила название Ново-Брянского цементного завода, давшего первую продукцию в конце 1937 года. На Чернятинском заводе начали выпускать фотографическое и сигнальное стекло, на Ивотском — впервые в стране освоили изготовление стекловолокна. В сентябре 1935 года дал первую плавку мартеновский цех Бежицкого сталелитейного завода. В том же году вступил в строй Брянский мясокомбинат. В 1936 году завершилась реконструкция Суражской картонной фабрики "Пролетарий", что позволило предприятию выйти на проектную мощность — 1500 тонн диэлектрического прессшпона особо высокого качества в год.
      Завод "Красный Профинтерн" в годы второй пятилетки полностью специализировался на производстве продукции для железнодорожного транспорта: паровозов, вагонов, цистерн. Здесь впервые в СССР стали выпускать вагоны с автосцепкой (ее поставлял Бежицкий сталелитейный завод), а также паровозы серии "СО" ("Серго Орджоникидзе"), не уступавшие лучшим мировым образцам. Кстати, сам нарком тяжелой промышленности Г.К.Орджоникидзе в 1934 году посетил некоторые заводы Брянщины, но этот приезд не был широко афиширован, поскольку одной из главных целей наркома было принятие на месте окончательного решения о строительстве важного секретного объекта — военно-химического завода близ поселка Сельцо. Свою первую продукцию — артиллерийские снаряды — завод №113 дал в 1939 году.
      Важным слагаемым производственных успехов оставалось движение ударников. В 1933—1934 годах наиболее эффективно работали ударные бригады на Брянском механическом заводе, вагоностроительном заводе имени Урицкого, Бытошевском чугунолитейном заводе. Широкое развитие получило ударничество на клинцовских текстильных фабриках.
      В 1935 году новый импульс трудовой активности рабочих дало стахановское движение, участники которого не просто добивались повышения производительности труда, а во много раз превышали прежние нормативы за счет лучшего овладения техникой и наиболее рациональной организации труда. Так, инициатор стахановского движения в вагоностроительной промышленности СССР токарь завода имени Урицкого Георгий Иосифович Лихорадов в сентябре 1935 года в 5,5 раза превзошел дневную норму. ЦИК СССР наградил передового токаря орденом Ленина.
      На "Красном Профинтерне" наибольших успехов добились молодые токари А.В. Морозов, И.Г. Трещанович, М.И. Шаховская, кузнецы А.И. Давыдкин и Д.Н. Петреев, электросварщик М.И. Кондрахов — инициатор стахановского движения среди рабочих своей профессии. Трудовые достижения этих и других энтузиастов дали возможность заводу выйти из прорыва, досрочно выполнить план года и оказаться в числе передовиков советского машиностроения.
      Немало стахановцев было и на других предприятиях Брянщины. Не случайно поэтому Всесоюзный съезд стахановцев спичечной промышленности проходил в январе 1936 года в городе Новозыбкове, а одна из зачинательниц стахановского движения в этой отрасли спичечница фабрики "Волна революции" Н.С. Кудрявцева в 1937 году была избрана депутатом Верховного Совета СССР первого созыва. Такой же чести удостоилась одна из лучших ткачих Клинцовской суконной фабрики имени Ногина К.З. Шуршина.
      Разновидностью стахановского движения стало начавшее распространяться с 1937 года движение многостаночников. Передовые рабочие и работницы, выполняя трудовые операции одновременно на двух-трех, а то и большем количестве станков, добивались невиданной ранее производительности труда. К примеру, молодой строгальщик завода "Красный Профинтерн" М. Халютин, работая одновременно на двух строгальных и одном долбёжном станках, в декабре 1937 года за одну смену выполнил 14,5 норм, а одна из инициаторов движения на клинцовской тонкосуконной фабрике имени Ленина Ю.С.Чижевская довела зону своего обслуживания до шести станков.
      Однако стахановское движение не всеми воспринималось положительно. Рекорды стахановцев были основанием для пересмотра норм выработки при сдельной оплате труда, что оборачивалось для рядовых рабочих уменьшением их заработка. Предостережения специалистов о недопустимости превышения технических норм эксплуатации машин и механизмов порой оценивались как саботаж, а в поломках и авариях искали вредительство. Например, высказывания механика Брянского телеграфа В.И. Юрченко, что "стахановские методы не улучшили, а ухудшили работу", что "от увеличения оборотов аппаратура быстро выйдет из строя" стали причиной его ареста и осуждения на восемь лет лагерей. К сожалению, подобные случаи были не единичными. Последний год второй пятилетки совпал с пиком массовых репрессий, которые нанесли большой урон не только кадрам хозяйственных руководителей и специалистов, но и затронули значительную часть рабочих.
      Несмотря на эти негативные моменты, итоги выполнения второй пятилетки в целом оказались более успешными, чем первой, хотя не удалось достичь намеченных показателей в повышении уровня народного благосостояния, в легкой и некоторых других отраслях промышленности. Если общий объем промышленного производства Брянщины за годы второй пятилетки вырос почти в 1,9 раза, то выпуск клинцовских суконных тканей увеличился на 8% — с 4,8 до 5,2 миллионов метров.
      Начало третьей пятилетки. Итоги индустриализации.
       С начала 1938 года трудящиеся СССР приступили к выполнению заданий третьей пятилетки, хотя пятилетний план снова был принят с большим запозданием — лишь весной 1939 года. В условиях возрастания военной опасности первоочередное внимание уделялось развитию тяжелой индустрии, особенно предприятий военно-промышленного комплекса. Производство товаров народного потребления, повышение материального благосостояния трудящихся отходили на второй план.
      Последствия массовых необоснованных репрессий, двукратный рост расходов на оборону, необходимость создания стратегических резервов топлива, сырья, продовольствия, мелочная регламентация и опека деятельности предприятий вышестоящими ведомствами — всё это не позволило многим отраслям хозяйства выполнить напряженные плановые задания первых двух лет пятилетки. Понадобилась дополнительная мобилизация трудового потенциала: рабочий день был продлен с 7 до 8 часов, рабочая неделя вновь стала семидневной, рабочие и служащие утратили право по собственному желанию переходить с одного предприятия на другое, а наркоматы, напротив, получали право переводить инженерно-технических специалистов и рабочих без их согласия на другие предприятия и даже в другие регионы. Троекратное опоздание на работу стало рассматриваться как уголовное преступление.
      Но только дисциплинарными мерами нельзя было решить все проблемы. В результате темпы прироста производства в годы третьей пятилетки оказались заметно ниже, чем раньше. В 1940 году промышленность Брянщины в целом произвела продукции лишь на 20% больше, чем в 1937 году, а легкая и пищевая — менее чем на 10%.
      Несмотря на все издержки и трудности, брянские промышленные предприятия продолжали добиваться заметных успехов. Так, на заводе "Красный Профинтерн" впервые была организована сборка цистерн на конвейере, что позволило почти вдвое поднять производительность труда при выпуске этой продукции. Успешно внедрялась в производство сварка, заменяя тяжелый труд клепальщиков. Если в 1930 году здесь начали работать три первых электросварщика, то в 1940 году их число достигло тысячи. Впервые в мировом паровозостроении на заводе стали делать цельносварные котлы. В 1940 году "Красный Профинтерн" произвел около 30% общесоюзного выпуска паровозов "СО" и большегрузных товарных вагонов, 38% изотермических вагонов, 100% большегрузных цистерн.
      Продукция завода имени Урицкого, специализировавшегося на производстве большегрузных железнодорожных платформ, составила в 1940 году 28% общесоюзного их выпуска. Заметно увеличили производство продукции Бежицкие сталелитейный и силикатный заводы (последний производил до 22 миллионов штук кирпича, т.е. больше, чем все остальные кирпичные заводы Брянщины), Брянский шиферный завод, выпускавший в год до 20 миллионов плиток шифера, Брянский цементный завод, вышедший по объему производства на второе место в СССР и производивший 7% всего цемента в стране, Полпинский фосфоритный завод, дававший сельскому хозяйству 120 тысяч тонн фосфоритной муки и также ставший одним из крупнейших предприятий своей отрасли (в частности, он более чем в шесть раз превосходил по объему продукции старейшее на Брянщине и стране другое подобное предприятие — Сещинский фосфоритный завод). Кроме перечисленных товаров, предприятия края в 1940 году давали стране 18% оконного и 100% сигнального стекла, 20% спичек, 18% тонкосуконных тканей, половину сноповязального шпагата и многое другое. Напряженный труд организаторов производства, специалистов и рабочих Брянщины принес очень весомые результаты.

"История Брянского края. XX век",
Горбачев О.В., Колосов Ю.Б., Крашенинников В.В.,
Лупоядов В.Н., Тришин А.Ф., 2003 год






 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова