Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

РАЗВИТИЕ ОБРАЗОВАНИЯ И КУЛЬТУРЫ НА БРЯНЩИНЕ В 1920 - 1930-е ГОДЫ     


      Общие задачи в сфере культуры после окончания Гражданской войны.
      Завершение Гражданской войны и переход к НЭПу открывали благоприятные перспективы не только для социально-экономического развития страны, но и для решения неотложных задач в здравоохранении, просвещении, культуре.
      Главным направлением в этих областях руководство страны считало совершение "культурной революции". Впервые этот термин был назван В.И. Лениным в его последних статьях, в которых вождь партии и государства отмечал необходимость "культурного переворота", подчеркивая в то же время огромные трудности на пути его совершения: "Для нас эта культурная революция представляет неимоверные трудности и чисто культурного свойства (ибо мы безграмотны), и свойства материального (ибо для того, чтобы быть культурными,... нужна известная материальная база)".
      Основным результатом "культурной революции" должно было стать утверждение социалистической культуры, что предполагало две главных стороны процесса: идеологическую (формирование у населения социалистического мировоззрения) и культурно-просветительскую (превращение культуры в достояние широких народных масс), причем первая сторона представлялась более важной.
      Еще в 1919 году в резолюции состоявшегося в Брянске съезда заведующих отделами народного образования было отмечено: "Народное просвещение и его работники должны укреплять завоевание революции — советский строй — тем сильным оружием, которое ему свойственно: силой науки, знания, слова и пропаганды, создавая очаги социалистической культуры, пропитывая всю просветительскую работу духом коммунизма".
      Хотя в принципе признавалось мнение В.И.Ленина, что "теперь... все завоевания культуры станут всенародным достоянием", в реальности значительная часть культурного наследия отсекалась как идеологически вредная, идеалистическая, дворянско-буржуазная, антисоветская и т.д. Произведения религиозной мысли, многие публицистические, философские, исторические сочинения, даже некоторые произведения писателей-классиков изымались из библиотек и исключались из школьных программ. Вскоре к ним добавились работы тех ученых, публицистов, писателей, которые оказались в эмиграции, а в 1930-е годы — многочисленных "врагов народа". Сам факт сохранения подобных публикаций был в то время опасным компрометирующим обстоятельством.
      Идейно-политическое просвещение осуществлялось через систему кружков политграмоты и различных курсов, через включение соответствующего материала в учебно-воспитательный процесс в школах и других учебных заведениях; оно проводилось в партийных, комсомольских, пионерских и других общественных организациях; активно участвовали в этой работе учреждения культуры, а также газеты, журналы, радио.
      Но все эти формы воздействия могли влиять лишь на грамотного человека, хотя бы умеющего читать и писать. Поэтому первоочередной задачей культурно-просветительной работы в 1920-е годы стала ликвидация безграмотности.
      Борьба за грамотность.
      Еще в конце 1919 года Совнарком РСФСР принял декрет "О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР", по которому все население от 8 до 50 лет обязано было обучаться грамоте на русском или родном языке. Однако продолжавшаяся война, трудное хозяйственное и финансовое положение страны не благоприятствовали реализации этого декрета. В 1920 году было решено создать Всероссийскую чрезвычайную комиссию по ликвидации безграмотности (аналогичные комиссии были созданы и в губерниях, в том числе — в Брянской). Тогда же III съезд РКСМ провозгласил борьбу с неграмотностью боевой задачей комсомола, в нее включились и профсоюзы. В 1923 году было создано Всероссийское добровольное общество "Долой неграмотность" (ОДН) во главе с М.И.Калининым. На местах стали создаваться первичные ячейки ОДН. В 1924 году только в Бежицком уезде было создано около 50 ячеек общества, объединивших 3 тысячи человек.
      На средства, собранные от членских взносов, содержались и школы по ликвидации безграмотности (ликбезы). Об активности работы можно судить по таким цифрам: если в 1922—1923 годы в Бежицком уезде в трех ликбезах обучалось 60 человек, то в 1925-1926 годы в 196 ликбезах — 3260 человек. Результаты были налицо — в 1926 году грамотность городских жителей Брянской губернии (от 9 лет и старше составила 66%, сельских — 37%, что вдвое превышало дореволюционный уровень. Однако эти показатели были значительно ниже общероссийских, и поэтому работа по ликвидации безграмотности продолжалась с большой настойчивостью. В 1927 году в Брянской губернии работало более тысячи ликбезов и школ для малограмотных.
      К работе по обучению грамоте привлекались не только учителя, но и студенты, школьники старших классов, другие категории грамотных взрослых и молодежи. Особую активность проявлял комсомол Брянщины. В то же время эта большая и полезная деятельность порой сопровождалась излишней шумихой, а установка XVI съезда партии (1930 год) на широкое использование в этой работе методов "культпохода, соцсоревнования и ударничества" подталкивала к достижению не столько качественных, сколько количественных результатов.
      Школьное дело.
      Пути формирования новой советской школы определялись изданными в 1918 году "Положением" и "Основными принципами единой трудовой школы". Новая система школьного образования предусматривала создание школ I ступени (5 лет обучения) и II ступени (4 года). Объявлялись принципиальные связи обучения с производительным трудом, политехнизма, преемственности в обучении и воспитании. Однако сразу ввести эту систему в жизнь было практически невозможно из-за огромных материальных трудностей, переживаемых школой в первые годы НЭПа.
      Многие школьные здания сильно пострадали в предшествующие годы, школы испытывали острый недостаток учебников, письменных принадлежностей, оборудования. Значительная часть учительства с трудом адаптировалась к новым учебным планам, программам, к новым формам организации учебного процесса. Зарплата учителям выдавалась очень нерегулярно. Эти трудности, а также перевод абсолютного большинства школ на местное финансирование привели к сокращению их числа по сравнению с предреволюционным временем. Если в 1914—1915 годах на территории Брянщины работало 1588 школ разных типов, то даже 12 лет спустя, когда многие трудности уже не имели прежней остроты, число школ составляло только 1413.
      Была еще одна нелегкая проблема. Первая мировая и Гражданская войны, голод 1921-1922 годов привели к появлению в стране большого количества сирот, бездомных детей и подростков, часто пополнявших преступный мир. Обогреть, накормить, одеть, усадить за парты этих беспризорников — такая нелегкая задача легла на работников местных органов власти и народного образования. Сетуя на разорение монастырей при советской власти, нужно признать, что жилые помещения Свенского, Белобережского, Спасо-Чолнского и некоторых других монастырей Брянщины, в которых были размещены тысячи обиженных судьбой и временем детей и подростков, были для этих целей наиболее подходящим местом. Разумеется, это не оправдывает случавшихся здесь эксцессов и неуважительного отношения к религиозно-культурным ценностям.
      По мере укрепления экономического положения страны улучшалась ситуация и в школьном деле. В 1925 году ВЦИК и Совнарком РСФСР приняли декрет "О введении в РСФСР всеобщего начального обучения и построении школьной сети", а на следующий год план введения всеобщего начального обучения в Брянской губернии был утвержден губисполкомом.
      К этому времени система школьного образования выглядела следующим образом: начальная 4-х - летняя школа (школа I ступени), 7-ми летняя школа в городах, школа крестьянской молодежи (ШКМ), школа II ступени (5-9 классы). Рост ассигнований на народное образование из госбюджета позволил увеличить заработную плату учителям и начать строительство новых школ, без чего переход к начальному всеобучу был невозможным.
      Расширение сети школ на Брянщине шло достаточно активно и, когда с осени 1929 года начало вводиться всеобщее обязательное четырехлетнее обучение, в числе нескольких регионов, где организация всеобуча достигла наибольших успехов, была и Западная область, включавшая Брянщину. К концу 1932 года здесь обучением в начальных классах были охвачены практически все дети с 8 до 11 лет.
      К 1940 году число школ в Брянском крае достигло 1811 (т.е. за 13 лет было открыто почти 400 новых школ). В них в это время обучалось 380 тысяч учащихся, что почти в три раза превышало число школьников в 1914 году, и работало 11,7 тысяч учителей (почти в 3,5 раза больше, чем в 1914 году).
      Среди учителей Брянщины было не мало замечательных педагогов, бывших для своих воспитанников образцом трудолюбия, нравственности, патриотизма. Выделим в качестве примера лишь двоих: Ксению Владимировну Георгиевскую из села Литиж (в Комаричском районе) и Василия Леонтьевича Гутина, родом из Клинцов.
      К.В.Георгиевская с 1912 года работала в земских школах Севского уезда, затем — в советских школах Комаричского района (больше всего — в селе Игрицком). В 1941-1943 годах была в партизанском отряде своего бывшего ученика М.В.Балясова, затем восстанавливала сожженную Игрицкую школу. За отличную работу была награждена двумя орденами Ленина, став первой в области учительницей, дважды удостоенной высшего ордена СССР. За 40 с лишним лет работы в школе она дала путевку в жизнь почти двум тысячам своих учеников.
      В.Л.Гутин после окончания Смоленского пединститута был назначен директором Климовской образцовой школы. Любил свое дело, учеников, науку, поступил учиться в аспирантуру, но в 1939 году был призван в армию и погиб в возрасте 30 лет во время штурма укрепленных финских позиций на Карельском перешейке. За проявленные здесь мужество и героизм посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
      Профессиональное и среднее специальное образование.
      Развитие экономики страны требовало подготовки квалифицированных кадров для всех отраслей производства и социальной сферы.
      В 1920 году Совнарком РСФСР принял декрет с необычным названием "Об учебной профессионально-технической повинности", в котором объявлялось о введении обязательного профессионально-технического обучения для всех рабочих в возрасте от 18 до 40 лет. Первая школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) на Брянщине была создана на базе завода "Красный Профинтерн" в мае 1920 года, а уже в 1923 году в двух десятках фабрично-заводских училищ и профтехшкол обучалось более 2,3 тысячи человек. В 1926-1927 годах в Брянской губернии работало 25 профессионально-технических училищ разных типов с числом учащихся свыше 3 тысяч человек создавались они не только на базе крупных фабрик и заводов, но и в сельской местности. Так, в селе Душатин (сейчас — в Суражском районе) в 1926 году была открыта сельскохозяйственная школа. Наиболее крупным учебным заведением такого рода было училище механизации сельского хозяйства, открытое в 1938 году в Трубчевске. Однако в целом в 1930-е годы наметилась тенденция к сокращению школ ФЗУ и по ряду профессий стал ощущаться недостаток обученных рабочих.
      Указом Президиума Верховного Совета СССР "О государственных трудовых резервах" в 1940 году вводилась новая система подготовки кадров для народного хозяйства. Теперь все профтехучилища передавались в ведение единого органа — Главного управления трудовых резервов при СНК СССР, а их воспитанники брались на полное государственное обеспечение на время учебы. В 1940 году на Брянщине функционировало девять учебных заведений системы трудовых резервов: железнодорожное, два ремесленных училища и школы ФЗО в Брянске и Орджоникидзеграде, а также ремесленные училища и школы ФЗО в Клинцах, Дятькове, Унече, Белых Берегах, которые готовили квалифицированных рабочих для промышленности, строительства и транспорта.
      Страна нуждалась не только в рабочих, но и в специалистах среднего звена. Первый техникум, именовавшийся сначала механико-строительным, а затем — индустриальным, был открыт в Брянске еще в 1918 году, с 1930 года на его базе начали работу строительный, машиностроительный и железнодорожный техникумы. Помимо Брянска, Бежицы, Клинцов, Новозыбкова, Дятькова, Трубчевска, Суража, Брасова, где техникумы, основанные в 1920-е — 1930-е годы, существуют и сейчас, были в то время техникумы и другие средние специальные учебные заведения и в других городах и поселках Брянщины. Работали педучилища в Карачеве, Почепе, Севске, Стародубе, сельскохозяйственный и элеваторный техникумы в Карачеве, финансово-экономический — в Севске, садово-огородный — в Климове. Теперь их здесь давно нет. Всего же в 35 техникумах Брянского края в 1940 году обучалось свыше 11 тысяч человек.
      Первые вузы и научные учреждения на Брянщине.
      Важнейшей вехой в деле формирования на Брянщине будущих крупных центров подготовки специалистов с высшим образованием и развитием вузовской науки стал 1930 год. В январе этого года начал работать Бежицкий машиностроительный институт имени И.И.Фокина, в июле — Брянский лесотехнический институт, в октябре — Новозыбковский агропедагогический институт.
      Учебной базой для машиностроительного института стал работавший с 1922 года Бежицкий рабфак, который готовил из молодых рабочих и крестьян-бедняков будущих абитуриентов высших учебных заведений страны. В его учебных помещениях и начали заниматься студенты-машиностроители.
      Подготовка будущих инженеров велась первоначально на одном факультете — механическом, имевшем два отделения: технологическое, готовившее специалистов по горячей и холодной обработке металлов и литейному делу, и машиностроительное, откуда выпускались инженеры по локомотиво-, вагоно- и станкостроению, холодильным и подъемно-транспортным установкам. Технико-лабораторной базой для института был завод "Красный Профинтерн". Между вузом и предприятием установились тесные связи. Завод оказывал помощь в укреплении учебной базы института, принимал студентов в период производственных практик, а вузовские ученые помогали внедрять в производство научно-технические разработки.
      В 1931 году было открыто вечернее отделение института, в 1934—1935 годах прошли первые выпуски инженеров. Успехи местного вуза были замечены, и в 1935 году по итогам Всесоюзного конкурса втузов Бежицкий машиностроительный институт был награжден Почетной грамотой и Красным знаменем.
      Брянский лесотехнический институт, пройдя во второй половине 1930 года стадию организации, начал с января 1931 года учебные занятия с будущими специалистами лесного хозяйства и лесоэксплуатации. В том же году здесь начали работать рабфак и курсы повышения квалификации работников лесничеств. Подготовка специалистов велась не только в аудиториях и кабинетах, но и на природных объектах, среди которых особую роль играл учебно-опытный лесхоз. Его основой стало созданное близ Брянска выдающимся русским лесоводом Г.Ф.Морозовым еще в 1906 году опытное лесничество, развитию которого отдали много сил такие крупные специалисты лесного хозяйства как А.П.Тюрин, В.П.Тимофеев, В.П.Разумов, Б.В.Гроздов и другие. Первый выпуск лесоводов с высшим образованием состоялся в Брянском институте в 1936 году. В конце 1939 года институт был переименован в лесохозяйственный.
      Агропедагогический институт, а также рабфак при нем были организованы на базе Новозыбковского политехникума имени Н.К.Крупской. Из 120 его первых студентов значительную часть также составили выпускники политехникума. Впоследствии более половины ежегодных приемов составляли выпускники рабфака.
      В первые два года при институте работали педтехникум, двухгодичные батрацкие курсы, шестимесячные курсы агрономов, полеводов и животноводов для ШКМ (школ крестьянской молодежи), а также учительские курсы разной продолжительности. В 1932 году в связи с принятием постановлений партии и правительства о совершенствовании работы общеобразовательной школы, институт прекратил подготовку специалистов сельского хозяйства и был преобразован в педагогический. На следующий год при нем открылся учительский институт, в котором по сокращенной двухгодичной программе велась подготовка учителей для семилетних школ. С 1935 по 1938 годы педагогический институт не функционировал, а велись занятия только в учительском институте, но затем подготовка педагогов с высшим образованием вновь возобновилась.
      Всего за довоенные годы вузом было подготовлено более двух тысяч учителей по шести специальностям. Среди них было немало талантливых педагогов, сочетавших хорошую профессиональную подготовку, любовь к делу с высоким патриотизмом. Доказательством последнего стал героизм, проявленный многими выпускниками ВУЗа в годы Великой Отечественной войны. К примеру, уроженец Семёновой (современный город Черниговской области Украины до 1925 года относился к Новозыбковскому уезду) Василий Васильевич Сенько (1921-1984) после окончания Новозыбковского учительского института начал работать учителем в Милейковской школе Рогнединского района, но вскоре был призван в армию, окончил военно-авиационную школу. За время войны в качестве штурмана совершил 430 боевых вылетов на бомбометание военных объектов в тылу противника и стал единственным в военно-воздушных силах страны штурманом, дважды удостоенным звания Героя Советского Союза.
      Вузы Брянщины не только готовили кадры советской инженерной и педагогической интеллигенции, но и вели активную научную работу. Среди вузовских преподавателей было немало ученых. Даже в наиболее удаленном от научных центров Новозыбкове в довоенные годы работало десять профессоров, большинство из которых ранее были связаны с вузами Ленинграда и Москвы. В 1935 году открылась аспирантура в Бежицком машиностроительном институте, и вскоре первые семь молодых ученых-выпускников вуза защитили кандидатские диссертации.
      Помимо вузовской, развивалась и отраслевая наука. Наиболее значительным ее центром была Новозыбковская опытная станция, созданная еще в 1916 году. Евгением Кузьмичом Алексеевым (1884—1972), который на бесплодном участке сыпучих песков начал трудиться по окультуриванию этой территории, используя в первую очередь "зеленое удобрение", т.е. посевы бобовых культур — люпина и сераделлы. Эффективность работы была настолько очевидной, что в 1918 году крестьяне Новозыбковского уезда заняли этими культурами 100 гектаров пашни, а через десять лет — уже 5 тысяч гектаров. Посевы люпина расширялись и в соседних районах.
      Ценил и поддерживал работу станции и ее директора выдающийся русский агрохимик академик Д.Н.Прянишников, писавший, что "создание Новозыбковской опытной станции, первой и единственной у нас специализированной на мелиорации песочных почв с помощью зеленого удобрения, является большой заслугой Е.К.Алексеева". Основатель станции, бывший до 1928 года ее директором, затем стал профессором Белорусской сельскохозяйственной академии, был избран действительным членом Академии Наук БССР, но, подобно многим, не избежал репрессии. Даже в преклонном возрасте продолжал трудиться — последнее обобщающее исследование Е.К.Алексеева "Зеленое удобрение" вышло в свет за два года до кончины ученого.
      Сотрудники опытной станции, помимо главного направления работы, связанного с зеленым удобрением, занимались также селекцией, семеноводством, агротехникой ржи, овса, гречихи, картофеля и некоторых других культур, добившись немалых положительных результатов.
      Культурно-просветительская работа.
      Воспитание населения в духе социализма, пропаганда политических и научных знаний, привлечение людей к творческой самодеятельности, разумная организация свободного времени трудящихся и учащейся молодежи — таковы были основные направления работы домов культуры и клубов, библиотек и изб-читален, музеев и кинотеатров, других учреждений культуры в 1920-е — 1930-е годы. Однако в первые годы НЭПа из-за материально-финансовых трудностей сеть культурно-просветительных учреждений была значительно сокращена. В связи с отсутствием финансирования закрылось большинство изб-читален, которые часто были единственными очагами культуры на селе.
      С 1923-1924 годов культурно-просветительская работа в деревне стала постепенно налаживаться, в первую очередь, за счет шефской помощи рабочих, служащих, интеллигенции городов. В 1924 году было создано Всероссийское общество культурной смычки. Городские шефы собирали средства на содержание сельских культпросветучреждений, книги для отправки в сельские библиотеки, избы-читальни, народные дома; нередко они выступали с лекциями и беседами, которые сопровождались выступлениями агитбригад, самодеятельными концертами.
      В городах возможности для приобщения к культуре были шире, но и здесь было немало проблем. У большинства горожан, как и у крестьян, культурные потребности были развиты слабо. В первые годы НЭПа здесь также чувствовались финансовые трудности. Поэтому в городских клубах было введено индивидуальное членство с уплатой вступительных и ежемесячных взносов. Но попытка таким путем добиться самоокупаемости учреждений культуры успеха не имела и от нее пришлось отказаться.
      Важной задачей было сохранение культурного наследия, что в период послереволюционной ломки было непростым делом. Картины и скульптуры старых мастеров, книги дореволюционных авторов, предметы прежнего дворянского быта, не говоря уже о памятниках церковно-монастырской культуры — все это воспринималось многими как отживший и ненужный хлам, и для его защиты от расхищения и уничтожения требовалось немалое гражданское мужество.
      С учетом этого заслуживает большого уважения деятельность Сергея Сергеевича Деева (1874—1943), с именем которого связаны создание Брянского художественно-исторического общества, но особенно открытие в 1921 году Брянского губернского музея. С.С.Деев был не только высокообразованным человеком (в конце XIX века он окончил Петербургский учительский институт и Академию художеств), но и настоящим энтузиастом своего дела. Подчиняясь господствующим идеологическим установкам, требовавшим уделять основное внимание истории революционного и рабочего движения, а также успехам социалистического строительства, сумел, тем не менее, собрать богатые коллекции произведений искусства, церковной утвари, нумизматики; был инициатором и организатором возобновления археологических работ на территории Брянщины, стоял у истоков архивного дела.
      Помимо руководимого С.С. Деевым Брянского губернского музея, в городе в 1925 году было открыто еще два: Октябрьской революции (позже — историко-революционный) и антирелигиозный, которые находились в ведении губкома партии. В 1929 году все музеи Брянска были слиты в один, который с 1933 года стал называться Брянским краеведческим музеем. Однако дела в объединенном музее после ухода в 1930 году С.С. Деева с должности директора шли плохо. Газета "Брянский рабочий" писала в феврале 1935 года, что "музей давно потерял облик культурного учреждения", а "многие ценные экспонаты растаскиваются". Позже положение отчасти удалось поправить.
      Аналогичная ситуация возникла и в Трубчевске, где находится самый старинный на Брянщине музей. Основной вклад в становление внес местный дворянин, выпускник Лесного института, затем — земский деятель и одновременно активный собиратель древностей, произведений искусства, материалов о родной природе Георгий Михайлович Поршняков (1868 — 1930-е годы). Когда в 1919 году музей открыл двери для посетителей, его основатель стал первым советским директором, но затем как "классово чуждый элемент" в 1928 году был отстранен от работы, а позже — репрессирован. Череда сменявшихся после него директоров не отличалась ни историко-культурным кругозором, ни добросовестностью. Лишь с приходом в середине 1930-х годов нового руководителя В.П. Левенка Трубчевский музей стал возрождаться.
      Всего к 1940 году на Брянщине функционировало шесть музеев краеведческого профиля (включая открытый в почепском Воскресенском соборе антирелигиозный музей, где краеведческая тематика также являлась основной). Однако число посетителей музеев было не велико: за 1940 год оно составило 22 тысячи человек (в 1924 году только Брянский губернский музей посетило 8 тысяч человек).
      Значительно более существенную роль в приобщении людей к культуре (в частности, к литературе) играли библиотеки и их сотрудники. К 1940 году на территории Брянщины работало 837 массовых библиотек с книжным фондом 1 миллион 200 тысяч экземпляров. Количество книг в большинстве сельских библиотек было невелико (1-2 тысячи), но отдельные библиотеки даже в "глубинке" были по-настоящему богатыми. К примеру, Трубчевская центральная библиотека и библиотека Севского педучилища имели более 25 тысяч томов каждая, причем среди книг здесь было немало редких и ценных. Среди детских библиотек выделялась Бежицкая имени А.М.Горького, насчитывавшая около 40 тысяч книг и журналов.
      Утверждение новой культуры нередко проходило в жарких спорах, в которых было много революционного нетерпения, а порой — и просто нигилизма. Например, в 1922 году среди работников образования Брянска горячо обсуждался вопрос: "Нужна ли детям сказка?". К счастью, благоразумие в этом случае восторжествовало.
      Особое внимание в послереволюционные годы уделялось работе клубных учреждений. Создавались они обычно при крупных предприятиях, что позволяло организовывать работу самых разных кружков, секций, студий и других коллективов по интересам. Некоторые из них получили широкую известность. Например, в Бежице с 1921 года на базе клуба имени III Интернационала была создана Драматическая студия под руководством инженера завода "Красный Профинтерн" Митрофана Александровича Губина. Успех к студийцам пришел сразу после первой постановки — "Вечер А.П.Чехова" (февраль 1922 года). Всего за 1922-1924 годы студией было подготовлено 22 постановки, сыграно свыше 220 спектаклей. Но в 1925 году студия была закрыта, так как агитпроп Бежицкого укома партии счел, что в студии наблюдается "неверный уклон в академизм".
      В 1926 году в Брянске открылся профессиональный драматический театр. Первой его постановкой стал спектакль по пьесе Н. Лернера «Декабристы» (ноябрь 1926 года). Среди пользовавшихся популярностью актеров труппы Брянского театра 1920-х годов были А.Л. Миклашевская, хорошо известная любителям поэзии как адресат лирических стихотворений С.А.Есенина. Создателем труппы и главным режиссером в первые годы существования театра был В.А.Чиркин.
      Появление Брянского театра активизировало гастрольные поездки сюда столичных знаменитостей. Только в 1926 году брянцы имели возможность познакомиться с исполнительским мастерством известного певца-баса А.С.Пирогова, одной из ведущих артисток МХАТа О.Л. Книппер-Чеховой, замечательной исполнительницей русских песен Л.А. Руслановой. В 1928 году здесь гастролировала труппа Малого театра (особенно выделялись своей игрой В.Н. Пашенная и В.О. Массалитинова) и театр "Современник" В.Н. Яхонтовым, выступал замечательный артист И.М. Москвин).
      В 1937 году начал работать с постоянной труппой актеров профессионалов Карачевский драматический театр. Работал в довоенные годы театр и в Клинцах. Крупным центром культуры был вступивший в строй в 1929 году Дворец культуры завода "Красный Профинтерн".
      Большое внимание уделялось приобщению к культуре детей и молодежи. Возникали и специфические молодежные формы самодеятельности. Популярностью пользовались выступления "Синей блузы" — под таким названием шли выпуски устных молодежных газет сатирической направленности с хлесткими куплетами, частушками, баснями и прочими самодеятельными номерами. Брянские синеблузники, в частности, пытались "вытеснить водку и вино из клубов, добиться закрытия винных магазинов, сокращения продажи водки в дни заработной платы". В 1930-е годы на смену "синеблузникам" пришли ТРАМы (театры рабочей молодежи). Помимо малых форм, в них ставились и драматические спектакли, и многожанровые композиции. Наиболее удачными были выступления бежицкого и трубчевского молодежных театров.
      В идейно-политическом воспитании школьников, в приобщении их к различным формам творчества заметную роль играли созданные во многих городах Брянщины Дома пионеров. Особенно следует отметить открывшийся в 1934 году в Бежице Дом художественного воспитания детей. Среди работавших здесь сотрудников наиболее выделялись И.Е. Благодатский и Н.И.Лелянов. Опытные педагоги, они стали организаторами разнообразной краеведческой деятельности по изучению природы и истории окрестных мест. Широкая эрудиция И.Е. Благодатского и Н.И. Лелянова, умение увлечь ребят, привить им интерес к науке оказывали большое положительное воздействие на воспитанников. Один из работавших под их руководством юных исследователей Е.А. Шмидт (позже — доктор исторических наук, профессор Смоленского пединститута) писал, что "почти все кружковцы Дома художественного воспитания детей и Дома пионеров потом стали учителями", так как "хотели стать похожими на Игнатия Евстафьевича и Николая Иосифовича"». К сожалению, оба замечательных энтузиаста в конце 1930-х годов были репрессированы. Успешно работал музыкальный сектор Дома художественного воспитания, на базе которого в 1936 году была создана музыкальная школа.
      В 1930-е годы стало уделяться внимание и народному самодеятельному творчеству. В 1935 году в Смоленске прошла первая областная олимпиада сельской художественной самодеятельности, которая выявила немало талантливых исполнителей и коллективов. Одним из них был народный коллектив из села Дорожово Брянского района. Дорожовские самодеятельные артисты исполняли совершенно неизвестные народные песни в сопровождении старинного музыкального инструмента — дудочек под названием "кувиклы", но особой популярностью пользовалось комедийно-бытовое представление "Кострома", которое, по мнению специалистов, было "чуть ли не единственным образцом возникновения на почве древней обрядности вполне самобытной народной русской хороводной комедии". В 1940 году дорожовцы были приглашёны в Москву, где они с успехом выступили в Театральном обществе в Доме актера, а также по Всесоюзному радио.
      Тепло принимали зрители Брянщины выступления коллективов самодеятельности Клинцовской фабрики имени Коминтерна, Трубчевского дома учителя, народного хора дятьковских хрустальщиков и многих других художественных коллективов.
      Значительное место в культурной жизни 1920-х — 1930-х годов занимало кино. Жители Брянска и некоторых других городов познакомились с кинематографом еще до революции, в 1925 году было выделено две кинопередвижки для обслуживания жителей села, но настоящая широкая популярность кино началась с 1933 года, когда стали демонстрироваться звуковые фильмы. Каждый новый фильм становился событием, даже праздником.
      Например, в декабре 1934 года газета "Брянский рабочий" писала: "С 12 часов дня и до поздней ночи по улицам города шагают красноармейцы, а также колонны рабочих и работниц, домохозяек. Это с музыкой и пением... трудящиеся Брянска организованно идут в кинотеатр "Октябрь" на коллективные просмотры "Чапаева". Успех фильма невиданный".
      В 1940 году на территории Брянщины работало уже 213 киноустановок, в том числе 75 стационарных и 138 передвижных.
      Радио и печать.
      Быстро завоевывало популярность среди населения радио. В воскресенье 17 сентября 1922 года в Брянске впервые была организована трансляция концерта артистов Большого театра, "вызвавшая среди обывателей полный переполох". В 1925 году было создано общество радиолюбителей, появилась радиолаборатория, изготавливавшая детекторные приемники. К 7 ноября 1927 года начал работать брянский радиоузел и в квартирах 55 первых абонентов были установлены "черные тарелки". Летом 1929 года заработал Бежицкий радиоузел, а в учреждениях и квартирах было установлено три тысячи репродукторов. В 1930-е годы радио уже прочно вошло в быт и горожан, и сельских жителей. Люди с интересом слушали не только сообщения о последних событиях в жизни СССР и других стран, но и музыкальные, литературные, научно-популярные передачи.
      В идеологическом воспитании масс, их приобщении к новой жизни важную роль играла печать, особенно газеты (в том числе — местные). С 1917-1918 годов во многих городах (Брянске, Карачеве, Трубчевске, Новозыбкове, Клинцах, Почепе) выходили "Известия" местных Советов, которые позже получили другие названия. Так, "Известия Брянского Совета" объединились с выходившей с сентября 1917 года в Бежице газетой "Брянский рабочий" и это название с 1922 года перешло к главной брянской губернской газете. В Клинцах "Известия" были преобразованы в "Труд", в Карачеве — в "Наш путь". С 1922 года в Брянске начала выходить молодежная газета "Молодой пролетарий" (позже — "Путь молодежи"). В 1924 году вышел первый номер газеты "Наша деревня", а к 1927 году ее тираж составлял уже 8 тысяч экземпляров. В 1920-е годы стали появляться первые многотиражки на крупных промышленных предприятиях. Популярностью у бежицких рабочих пользовалась, к примеру, газета "Гайка". С начала 1930-х годов стали выходить районные газеты практически во всех райцентрах. Естественно, что многие из них не отличались высоким полиграфическим и журналистским уровнем, но важную агитационно-пропагандистскую и информационную роль они выполняли.
      Встречались среди материалов местных газет и написанные на хорошем уровне очерки и рассказы, стихи и отрывки из более крупных произведений некоторых известных авторов. Так, с середины 1920-х до начала 1930-х годов в "Брянском рабочем" печатались и некоторое время редактировали эту газету такие интересные писатели как Андрей Никитич Новиков (1889-1941), Михаил Сергеевич Завьялов (1897-1938), Василий Павлович Ильенков (1897-1967).
      Первый из них, близкий к группе "крестьянских" поэтов и писателей, тематикой произведений и их языком напоминавший А.П. Платонова (и подобно ему ругаемый бдительными пролеткультовскими критиками), был также автором написанной по материалам истории Брянщины "Повести о камарницком мужике".
      Второму, М.С.Завьялову, с 1927 по 1932 годы довелось быть на Брянщине и заведующим Бежицким рабфаком, и заведующим Брянским губоно, и редактором газет "Брянский рабочий" и "Бежицкий рабочий". В эти же годы им написано главное произведение — роман "Фрол Курганов (Рабфак)", основанный на бежицком материале. Два писателя с разным творческим почерком и разными судьбами, но с одинаковым концом — оба расстреляны как "враги народа".
      Жизнь В.П. Ильенкова сложилась благополучнее. С 1924 года до 1930 года он заведовал Брянским губоно, был на руководящей партийной работе в Бежице, являлся редактором газет "Наша деревня" и "Брянский рабочий", на страницах которых были напечатаны его первые рассказы. Жизнь коллектива завода "Красный Профинтерн" стала основой для романа В.П. Ильенкова "Ведущая ось", напечатанного в 1931 году и в целом благожелательно встреченного читателями и критикой. В 1950 году за роман "Большая дорога" ему была присуждена Сталинская премия. Последний роман "Чужая боль" вышел в свет уже после смерти писателя.
      Неоднократно бывал на Брянщине (особенно в юные годы) и печатался на страницах многих издававшихся здесь газет выдающийся русский советский поэт Александр Трифонович Твардовский (1910—1971). Вот только некоторые из известных периодов его пребывания на Брянщине: май—июнь 1928 года — работа на Брянской нефтебазе; март—апрель 1929 года — поездка с агровагоном для пропаганды передового опыта Новозыбковской и Брасовской сельскохозяйственных станций по маршрут Брянск-Навля-Брасово-Комаричи; сентябрь-октябрь 1930 года литературная командировка в Бежицу, Дятьково; декабрь 1933 года — поездка в Новозыбковский район; 1937 год — поездка в Клинцы (вместе с замечательным поэтом-песенником М.В. Исаковским). Результатом этих поездок были не только встречи с местными литераторами, журналистами, рабочими, крестьянами, молодежью, но и многие стихи, очерки, корреспонденции в местной прессе.
      Физкультура и спорт.
      Новым направлением в организации здорового досуга, особенно среди молодежи, стало увлечение физкультурой и спортом. В дореволюционные годы заниматься спортом могли лишь единицы — в основном из интеллигенции и высших сословий.
      Еще шла Гражданская война, а в Брянске в начале 1920 года был создан первый Совет физической культуры. 18 июня, когда состоялся парад войск брянского гарнизона в честь годовщины создания Коминтерна, брянские жители с удивлением увидели среди парадных колонн спортсменов — 250 юношей и 150 девушек в красивых гимнастических костюмах. В августе того же года прошла первая губернская олимпиада, а позже они проходили ежегодно, равно как и "недели физкультуры", что немало способствовало популяризации спорта.
      С окончанием войны спортивные секции и ячейки физкультуры стали возникать во многих местах. Однако без необходимой материальной базы (стадионов, спортзалов, игровых площадок, кортов, спортивного инвентаря и т.п.) дальнейшее развитие спорта было невозможно, и с 1924-1925 годов в губернии развернулось строительство спортивных объектов. В апреле 1924 года на Полевой (Ярмарочной) площади состоялась закладка первого в Брянске стадиона, а уже в июле основные работы здесь были завершены и открывшемуся стадиону присвоили имя В.И. Ленина. На следующий год на Десне открылась первая водная станция с секциями плавания и гребли. В ряде городов начали создаваться секции тяжелой атлетики, борьбы, велосипедные, волейбольные, легкоатлетические, шахматно-шашечные. На теннисных кортах Бежицы проводились не только областные, но и республиканские и всесоюзные соревнования. Водные соревнования республиканского уровня проводились на лодочной станции на Стодольском озере близ Клинцов. Там же, в Клинцах, на городском стадионе проводились Всесоюзные легкоатлетические соревнования. Наибольшей популярностью пользовался футбол, по которому первенства губернии стали разыгрываться с 1923 года. Наиболее сильным футбольным клубом 1930-х годах был бежицкий "Дзержинец", которому удавалось побеждать даже известные команды Ленинграда, Киева и других городов.
      Особое внимание уделяли развитию оборонных видов спорта, имевших в 1920-е — 1930-е годы большую популярность. На Брянщине действовали многие десятки стрелковых и лыжных секций, но особое внимание привлекал авиационный спорт. В 1923 году было организовано брянское отделение "Общество друзей воздушного флота", а к концу 1924 года в нем числилось более 30 тысяч. С 1926 года Брянск стал действительно "авиационным" городом, так как началось строительство аэродрома на поле в 2000 метров между Брянском и селом Городище.
      С брянским аэродромом связана не самая светлая страница биографии прославленного советского летчика В.П.Чкалова. В начале 1928 года он был направлен командиром звена в Брянскую авиационную часть. При перелете из Гомеля в Брянск он допустил произвольное снижение высоты полета, самолеты его звена врезались в провода. За это дисциплинарное нарушение он был отдан под суд и 2 января 1929 года помещен в брянскую тюрьму, где находился 19 дней, а затем по распоряжению Председателя ВЦИК М.И.Калинина был освобожден, но из авиации временно уволен.
      Большую работу по подготовке авиаторов без отрыва от производства вел Бежицкий аэроклуб, первый выпуск которого состоялся в апреле 1934 года. Выпускников (среди них была и одна девушка — А.Федосова) тепло приветствовал прибывший на торжество командующий Белорусским военным округом И.П.Уборевич.
      Медицина.
      С первых лет советской власти большое внимание уделялось здравоохранению, положение в котором стало в годы Гражданской войны крайне тяжелым. Не хватало медицинских учреждений, специалистов, оборудования, медикаментов.
      Наибольшие проблемы были с охраной здоровья детей. В дореволюционные годы из-за отсутствия необходимой профилактики и недостаточной медицинской помощи свыше 30% детей умирали в возрасте до одного года. В период Гражданской войны в условиях разрухи, голода, массовых эпидемий положение стало почти катастрофическим. Но именно в это время на Брянщине появились первые детские ясли. В 1920 году в Брянске был создан Дом матери и ребенка, в 1921 году — детская амбулатория. Их организатором была Людмила Исидоровна Нацкая, дочь брянского фельдшера, закончившая с золотой медалью гимназию, а затем, после окончания Высших женских медицинских курсов в Москве, вернувшаяся в родной город и назначенная здесь первым и сначала единственным на всю губернию детским врачом. В 1926 году она стала главным врачом открытой в Брянске первой детской больницы на 24 койки. Замечательный врач-педиатр и видный организатор детского здравоохранения на Брянщине, Л.И.Нацкая около 60 лет отдала любимому делу, за что была удостоена званий заслуженного врача РСФСР и почетного гражданина города Брянска.
      В последующие годы эта работа успешно продолжалась. В 1929 году в Бежице под руководством педиатра М.А.Алексеевой была создана первая детская поликлиника — детское отделение на 80 мест. Оно считалось тогда лучшим в Российской Федерации. Много сил организации его работы отдал известный детский врач С.П.Борисов, позже — доктор медицинских наук, профессор.
      Естественно, что, кроме педиатрии, обращалось внимание и на другие отрасли здравоохранения. Даже в первые годы НЭПа, при острой нехватке средств, удалось открыть немало новых лечебных учреждений. К примеру, в Клинцах на конец 1922 года работало уже три больницы на 85 коек, четыре фельдшерско-акушерских пункта, зубоврачебная амбулатория.
      Открытие крупных больничных комплексов было большим праздником. В открытии в 1927 году в Новозыбкове самой большой в губернии больницы на 375 мест принимал участие нарком здравоохранения РСФСР Н.А.Семашко. В те же дни он заезжал в село Лыщичи Унечского района, где состоялось открытие крупной участковой больницы. Н.А.Семашко совершил и еще одну большую поездку по Брянщине — в январе-феврале 1929 года. За это время он познакомился с работой лечебных учреждений Брянска, Унечи, Клинцов, Новозыбкова, Стародубского, Погарского, Комаричского районов, встречался не только с медиками, но и с рабочими, крестьянами, партийно-советским активом, выступал с лекциями и докладами.
      В 1930-е годы сеть медицинских учреждений продолжала расширяться. О масштабах этого роста в Брянске говорят такие цифры: за десять лет коечный фонд в больницах города вырос вдвое и составил в 1939 году 1225 коек в 12 больницах и роддомах. А всего в городах и селах Брянщины к 1940 году работало 115 больниц, 214 амбулаторий и клиник, 215 фельдшерско-аккушерских пунктов, 32 женских и детских консультации. В них работало более 520 врачей и почти 2400 средних медработнико (для сравнения — в 1920 году в Брянской губернии работало менее 60 врачей). В их числе были и отдельные врачи с большим опытом, начинавшие работать еще в земских больницах (у жителей Трубчевска, например, долго жила добрая память о таком враче — Е.Н.Ульященко), но основную часть составляли медработники, подготовленные уже в советское время.
      С 1923 года в Брянске работал акушерский техникум, преобразованный в 1930 году в медтехникум с тремя отделениями; в том же году подобный техникум был открыт в Бежице. В некоторых райцентрах (Карачеве, Почепе, Севске) на двухгодичных курсах обучались будущие медсестры.

"История Брянского края. XX век",
Горбачев О.В., Колосов Ю.Б., Крашенинников В.В.,
Лупоядов В.Н., Тришин А.Ф., 2003 год






 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова