Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ БРЯНЩИНЫ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ     


      Железнодорожное строительство и его влияние на экономическое развитие Брянщины.
      Первая железная дорога в Брянском крае была построена в 1868 году. Она пролегла от Орла через Карачев—Брянск—Смоленск—Витебск. Еще одна дорога общероссийского значения, Брянск-Гомель (Полесская), была введена в действие в 1887 году.
      К ним в 1870—1880-е годы добавились Мальцовская узкоколейная дорога, связавшая с Риго-Орловской дорогой основные центры Мальцовского промышленного округа — Любохну, Дятьково, Людиново, Песочню (позже к основной дороге добавился еще ряд веток), а также железная дорога от Жуковки до станции Людинка (сейчас — Клетня), от которой разошлась целая сеть узкоколейных железных дорог. Все эти дороги не только имели большое транспортное значение, но и способствовали развитию промышленного производства, появлению новых экономических центров.
      Новый бум в железнодорожном строительстве в России пришелся на 1890-е годы. Коснулся он и Брянщины. В 1896—1897 годы вступила в строй дорога Брянск — Льгов, начинавшаяся от ст. Брянск-Льговский (сейчас — Брянск-2) и прошедшая через Навлю—Брасово—Комаричи. В 1899 году открылось движение по железной дороге Москва—Брянск. Теперь из Москвы от Брянского вокзала (именно так первоначально назывался Киевский вокзал) можно было доехать до Брянска намного быстрее и удобнее, чем от Курского с пересадкой в Орле. В 1904 году началось движение на участке Навля—Конотоп, что позволило открыть прямое сообщение Москва—Киев и дало основание позже переименовать Брянский вокзал в Киевский. Заслуживает упоминания и пущенная в эксплуатацию в 1901 году железная дорога Новозыбков—Климов—Новгород-Северский.
      Строительство железных дорог требовало новых шпал, рельсов, паровозов, вагонов, различного железнодорожного оборудования. Многое из перечисленного производилось на заводах Брянщины. Производство шпал было организовано на Жуковском, а несколько позже и на Навлинском шпалопропиточных заводах, Радицкй завод сначала изготовлял рельсы, а затем специализировался в основном на выпуске вагонов, отчего в начале XX века и назывался Радицким вагоностроительным.
      Но совершенно особую роль играл крупнейший завод нашего края — Брянский рельсопрокатный, железоделательный и механический завод в Бежице, обычно именовавшийся просто Брянским заводом. Первый паровоз серии "ОД", выпущенный здесь в 1892 году, являлся по своему качеству не только лучшим в России, но и одним из лучших в Европе. Некоторые виды продукции производились только на Брянском заводе: стальные литые колеса для паровозов, четырехосные большегрузные железнодорожные цистерны и т.п. Представление о размахе производства дают такие цифры: на Брянском заводе пассажирский вагон собирали 14 дней, а товарный — один день; в то же время на Путиловском заводе в Петербурге на это требовалось соответственно 28 и четыре дня.
      Особенности развития промышленности.
      В начале 1900-х годов ситуация изменилась к худшему в связи с мировым экономическим кризисом. Уже к 1900 году Брянский завод был вынужден сократить производство почти наполовину, упали цены и на акции предприятия. Положение немного улучшилось после получения в 1902 году крупных военных заказов (в основном — на артиллерийские снаряды), но прежней стабильности уже не было. В этой ситуации руководство завода решило связать судьбу предприятия с крупными монополистическими объединениями — синдикатами "Продамет" (1902), "Продвагон" (1903) и другими. С падением спроса на паровозы и вагоны Брянскому заводу пришлось частично менять специализацию. С 1906 года здесь начали выпускать сельскохозяйственные машины и оборудование: плуги, бороны, сеялки, жатки. В последующие годы это производство постепенно расширялось.
      Акционерное общество Мальцовских заводов, руководившее с 1894 года делами бывших мальцовских предприятий, воспользовавшись благоприятными условиями экономического подъема 90-х годов, начало отказываться от устаревших технологий, пригласило квалифицированных инженерно-технических работников и развернуло дело на широких капиталистических началах. В то же время руководители АО учитывали особенности жизни мальцовских рабочих, связанных с производством личным хозяйством (домами, землей). Устанавливались условия труда и заработной платы, которые были тяжелыми для рабочих, но приносили большие доходы хозяевам (в 1903-1905 годах ежегодная прибыль АО превышала 1 миллион рублей).
      С АО Мальцовских заводов было тесно связано еще одно акционерное общество - Мальцовского портланд-цемента (АО МПЦ). Оно было создано в 1899 году по инициативе главного управляющего заводами и фабриками Мальцовских заводов Льва Кирилловича Шешминцева. Исследуя места в бассейне Болвы, Л.К. Шешминцев обнаружил близ деревни Боровки Пупковской волости Жиздринского уезда богатые залежи мела и глины, пригодных для получения качественного цемента. Сейчас на месте исчезнувшей деревни располагается город Фокино. Здесь в августе 1899 года и был заложен завод, давший первую продукцию уже в октябре 1900 года. С ростом выпуска цемента выросла прибыль акционерного общества: в 1902 г. она составляла 58 тысяч, в 1903 году - 308 тысяч, а к 1907 году - 913 тысяч рублей.
      Клинцовское текстильное производство в конце XIX века заметно оживилось. В 1897 году восемь суконных фабрик Клинцов производили продукции более чем на 3 миллиона рублей. Наиболее успешно шли дела на Стодольской фабрике, основанной богатым купцом и владельцем чулочных фабрик Василием Барышниковым, а после его смерти в 1892 году возглавлявшейся его сыновьями. Здесь в конце XIХ - начале XX веков заметно повысилось качество сукон, бога стала гамма расцветок, значительно возросла производительность труда. Если в 1893 году в расчете на одного рабочего выпускалось 650 аршин сукна, то к 1900 году — тысяча аршин (старый русский аршин соответствовал 0,71 метра).
      Одним из примеров безразличия предпринимателей к условиям труда и к здоровью рабочих были спичечные фабрики в Новозыбковском уезде. В начале XX века здесь работало 7 фабрик (3 — в Злынке, по одной — в Новозыбкоеве, Людкове, Деменке, Софиевке), из которых самой старинной (работавшей с 1863 года) и самой крупной (выпускавшей в год продукции на 100 тысяч рублей) была злынковская фабрика Ф.И.Осипова. Хотя в 1855 году был открыт способ производства так называемых "шведских" спичек, где использовался безопасный красный фосфор, на фабриках Новозыбковского уезда вплоть до начала XX века применялся ядовитый белый фосфор, стоивший дешевле красного. Работа с белым фосфором в течение 4—5 месяцев приводила человека к очень тяжелой и неизлечимой болезни, начинавшейся с малокровия и завершавшейся мучительной смертью в результате воспаления мозга. Лишь после того, как международная общественность в 1903 году высказалась за запрещение производства спичек с применением белого фосфора, фабриканты уезда были вынуждены перестроить производство, а на новых спичечных фабриках Родионова и братьев Вдовиных с самого начала работы шли еще с применением красного фосфора. На базе новозыбковских фабрик был создан спичечный синдикат (РОСТ), ставший крупнейшим монополистом по производству спичек в России.
      Практически все крупные предприятия Брянщины к началу XX века (а всего их было в это время более 200) в той или иной степени оказались втянуты в сферу влияния крупнейших монополий синдикатского, а потом и трестовского типа. Участие в делах монополий принимали не только частные лица или акционерные общества, но и государство. Так, например, Брянский арсенал входил в объединение "Снарядсоюз".
      Сельское хозяйство.
      Лицо Брянского края определяли не только промышленность и транспорт. Большинство населения жило в сельской местности, куда капитализм только начал прокладывать дорогу. Основным занятием крестьян оставалось земледелие, характер которого менялся очень медленно. По-прежнему в крестьянских хозяйствах преобладала трехпольная система земледелия, по-прежнему главными орудиями обработки земли были деревянные соха и борона. Практически не менялась структура крестьянских посевных площадей: около половины всех посевов занимала озимая рожь, из яровых культур основными были гречиха и овес. Намного меньшую, но все же заметную роль играли картофель, конопля, ячмень, горох, лен, табак (в основном — в Мглинском и Стародубском уездах), просо (в южных уездах). Однако из-за низкой урожайности и недостаточного количества надельной земли собственного хлеба на круглый год у большинства крестьян не хватало. В результате крестьяне по-прежнему были вынуждены заниматься отработками, соглашаться на издольную аренду, но главным средством рассчитаться с налогами и платежами и хоть немного помочь семье было отходничество. Мужчины объединялись в артели косцов, плотников, землекопов и т.п. Многие, не порывая окончательно с сельским хозяйством, пытались устроиться на ближайших заводах и фабриках.
      Все заметнее было социальное расслоение среди крестьянства. Ясно выделялась беднота: безлошадные, бескоровные, безинвентарные хозяева, вынужденные батрачить на своих соседей-богатеев или на помещиков. Число этих обездоленных колебалось от 15 до 30% от общего количества хозяйств. Быт крестьянской бедноты был не только прост, но и убог: небольшая, крытая соломой изба; печь, часто топившаяся еще "по-черному"; примитивная самодельная домашняя утварь, земляной пол. Словом — грязь, сырость, холод. И еще голод, бывший частым спутником жизни бедняков.
      Постепенно складывались и крепкие зажиточные хозяйства. В них было по 3—5 лошадей, 2—3 коровы, начали появляться металлические плуги и бороны, а иногда и простейшие сельхозмашины. Нередко к надельной земле они прикупали и землю в свою собственность. Жилые дома и хозяйственные постройки зажиточных крестьян возводились, как правило, из добротного материала, были более просторными и ухоженными. Обычными здесь становились покупная мебель и посуда, нередко — самовары, часы и т.п.
      Общей для всех крестьян проблемой оставалась нехватка пахотной земли и других угодий. Если после отмены крепостного права и подписания уставных грамот в среднем на Брянщине на одного деревенского жителя приходилось по две десятины надельной земли, то в связи с ростом населения при неизменности наделов к началу XX века на одного крестьянина приходилось уже чуть более одной десятины (десятина соответствовала 1,09 гектара), что было совершенно недостаточно для того, чтобы сводить концы с концами.
      Отсюда — внимание крестьян к помещичьим имениям, где была выше культура земледелия и животноводства, вводились многопольные севообороты, начинала применяться сельскохозяйственная техника, иногда строились перерабатывающие предприятия (винокуренные, сахарные, маслобойные, крахмало-паточные и прочие). Для бедноты эти имения были местом возможного заработка, для зажиточных — в определенной степени примером и ориентиром; для большинства крестьян — предметом зависти, а порой и ненависти.
      Среди помещичьих владений Брянского края по-прежнему выделялось брасовское имение великого князя Михаила Александровича. Известный русский географ В.П.Семенов писал: "Здесь есть опытное поле, прекрасный конезавод, два винокуренных завода, маслобойня, льноперерабатывающее заведение, лесопильни в разных местах обширной лесной дачи...". Среди гостей цесаревича было немало именитых персон, сюда долетали отголоски бурной петербургской жизни. В 1911 году Михаил попал в скандальную ситуацию — он тайно, без благословения царствующего брата, обвенчался с графиней Натальей Сергеевной Вульферт. Молодоженам был запрещен въезд в Россию, но потом Николаи II сменил гнев на милость. Михаил снова вступил во владение Брасовским поместьем. Во время Февральской Революции, после отречения Николая Михаил на один день стал российским императором, но затем также отрекся от престола. В 1918 году он был расстрелян в Перми ревтрибуналом, графиня Брасова успела выехать за границу.
      Заметную роль в повышении эффективности крестьянских хозяйств играли земства. Например, в Брянском уезде с 1894 года работал сельскохозяйственный Совет, а с 1896 года - земский склад, где можно было купить в кредит сельхозмашины и орудия. Уезд обслиживали два ветеринара. Уездные гласные поднимали вопросы об обучении крестьянских мальчиков уходу за лошадьми и ветеринарии, о создании опытных полей, ферм, развитии агрономической службы и т.д. Подобные примеры были и в других уездах.
      Общественная жизнь.
      Провинциальная жизнь в целом текла тихо и неспешно. У обывателей не было большой охоты собираться для коллективного решения каких-то вопросов. Только к концу XIX века в Брянском крае появились первые общественные организации, создававшиеся по профессиональному признаку. Одним из первых появилось Общество попечения о раненых и больных воинах, которое было преобразовано в Брянский комитет Красного Креста. Среди основных целей комитета была поддержка малоимущих. Для помощи голодающим в 1892 году Главное управление Красного Креста перечислило Брянскому комитету 15 тысяч рублей. Комитет открыл народную столовую, бесплатную амбулаторию для бедных. Первоначально во главе Комитета была жена начальника Арсенала Софья Сарандинаки, а затем — брянский уездный предводитель дворянства князь В.В.Тенишев (1878—1959), сын известного предпринимателя и общественного деятеля. Вячеслав Вячеславович владел большим (свыше 5 тысяч десятин) имением близ деревни Лелятино (сейчас — в Жуковском районе) и крупным лесопильным заводом, избирался депутатом III Государственной Думы, был автором работ по правовым вопросам.
      Одним из объединений местной интеллигенции стало организованное в Брянске общество врачей. Оно насчитывало 28 действительных членов. Торжественное открытие общества состоялось в декабре 1896 года. Председателем был избран Г.И. Поварин, пользовавшийся заслуженным авторитетом в городе. Позже, в годы Первой мировой войны, он возглавил воинский госпиталь. Общество действовало и за пределами уездного центра. В 1913 году в Жуковке по инициативе тогдашнего председателя общества хирурга Н.А. Михайлова был открыт санаторий для больных туберкулезом.
      Вопросы здравоохранения и народного просвещения в Брянском крае в основном находились в руках земств, но их возможности были ограничены. Правительство не очень поощряло деятельность земств, опасаясь их либерального влияния на общество. Несмотря на это, земские учреждения работали довольно эффективно. В справочнике конца XIX века отмечалось, что "...Орловская губерния тратит более всех на медицинскую часть".
      Много полезного для Брянского уезда было сделано В.Э. Ромером, который являлся директором крупного Орловского коммерческого банка (филиал его находился и в Брянске) и более 20 лет избирался гласным Брянского уездного земства. В.Э. Ромер был инициатором строительства новых больниц, учебных заведений и т.п. В 1900 году ему удалось настоять на увеличении жалования земским учителям с 200 до 350 рублей. В конце жизни, в 1906 году, В.Э. Ромер был избран членом Государственного Совета.
      В Новозыбковском уезде долго помнили имя князя Николая Дмитриевича Долгорукова (1857—1899). Поселившись в 1883 году в селе Великая Топаль в имении жены Марии Павловны (в девичестве — княжны Голицыной), он был избран мировым судьей, а в 1888 году — новозыбковским уездным предводителзем дворянства. С 1896 года и до своей кончины являлся губернским предводителем дворянства. Был одним из виднейших земских деятелей, являясь, в частности, председателем постоянной комиссии губернского земства по народному образованию. Его усилиями в 1892 году было создано Новозыбковское сельскохозяйственное техническое училище. На личные средства князя были построены женские гимназии в Новозыбкове и Чернигове, сельская школа в Великой Топали. Н.Д. Долгоруков занимался изучением старообрядчества и стал инициатором создания Черниговской губернской архивной комиссии. Ему было присвоено звание почетного гражданина Новозыбкова, а улица, где находился его дом, переименована из Миллионной в Долгоруковскую (сейчас — Коммунистическая). Его жена уже после смерти супруга открыла в Великой Топали первые в уезде детские ясли и построила за свой счет больницу.
      Вопросами городского благоустройства ведали Думы. Извечной была проблема нехватки денег. Иногда что-то удавалось получить из казны, подчас деньги давали люди состоятельные. Самыми влиятельными людьми Брянска по своему имущественному положению в начале века были в основном представители купечества: М.И. Баженова, П.С. и С.С. Могилевцевы, А.И. Вязьмитина, Ф.Н. и М.Д. Комарёвы, В.М. Авраамов. Добрым словом следует помянуть Василия Ивановича Сафонова, бывшего брянским городским головой с 1885 по 1917 год.
      В конце первого десятилетия XX века в России широко распространились потребительские общества, членами которых часто становились рабочие различных предприятий, и это позволяло им иногда поправить свое материальное положение. Нарушая монополию старых торговцев, потребительские общества добивались снижения цен, но утверждаться обществам было непросто. Об одном из них, брянском, писал в своих воспоминаниях К.Г. Паустовский. Оно было открыто в 1910 году для рабочих "Арсенала" полковником Кузьминым-Караваевым. Развернуться обществу помешали конкуренты. Лавку сожгли, а пайщикам — рабочим "Арсенала" — пришлось покрывать убытки.
      Рабочее и крестьянское движение в начале века.
      Нерешенный аграрный вопрос, тяжелые условия труда на промышленных предприятиях стали причиной рабочих и крестьянских выступлений в первые годы XX столетия.
      Министр юстиции сообщал Николаю II о распространении на Брянском заводе нелегальной литературы. Найденные листовки принадлежали и социал-демократам, и эсерам. Были брошюры революционного содержания, выпущенные еще народниками.
      Быстро приобретал популярность праздник 1 Мая. В 1902 году его отмечали рабочие Брянска и Новозыбкова. В Новозыбкове власти арестовали 20 человек, но вскоре были вынуждены их отпустить. Забастовки проходили в 1903 году в Бежице, в Брянске на Арсенале, в 1904 году в Клинцах и Карачеве. Активность рабочих стимулировалась образованием в 1902 году объединенного Орловско-Брянского комитета РСДРП, новые социал-демократические кружки появлялись на многих предприятиях края. О деятельности кружка Брянского завода в 1903 году читаем в полицейском донесении: "Откуда получается литература подпольного издания, неизвестно. Квартиры для собрания определенной не имеют, а собираются где как придется, необходимые переговоры проводятся на станции во время гуляния. Литературу стараются, по возможности, не держать в квартирах. Заговор в двух направлениях: против директора завода, или же устроить демонстрацию, поднять знамя. Общий слух среди населения носится, что весною будут жечь заводскую постройку". Старание социал-демократов разбавить экономическую борьбу рабочих политическими лозунгами больших результатов не дали.
      Одновременно активно действовали эсеровские агитаторы. Их пропаганда, рассчитанная на бывших крестьян, часто встречала более живой отклик в рабочей среде, чем усилия социал-демократов. В конце лета 1903 года был создан единый Брянский комитет партии социалистов-революционеров. Руководил организационной работой по созданию комитета М.С. Биценко, живший в Брянске с июня 1903 года до начала 1904 года, но известный здешним рабочим еще с конца XIX века, когда он возглавлял созданный им из рабочих Брянской округи кружок неонароднической ориентации.
      В 1904 году известный большевик В.П. Ногин в письме В.И. Ленину выражал большую тревогу в связи с чрезвычайно большим влиянием эсеров на Брянском заводе и распространением этого влияния на рабочих других предприятий.
      Предпринимались попытки агитации и в крестьянской среде, но они, как правило, не встречали отклика. Основными причинами немногочисленных крестьянских выступлений в большинстве случаев были неурегулированные земельные споры.
      В 1902 году крестьяне двух селений Суражского уезда — Ущерпье и Теремошка — попытались захватить землю, принадлежавшую помещику Листовскому, и самовольно заняли около 40 десятин "спорных" сенокосов. Власти немедленно отреагировали. Черниговский губернатор Андреевский в сопровождении пяти сотен казаков направился к "бунтовщикам". В Теремошке была устроена экзекуция — 19 зачинщиков были публично высечены плетью.
      Выражения недовольства, которое проявлялось в забастовках и крестьянских выступлениях, пока еще были достаточно редки и носили стихийный характер. Революционные партии были слишком слабы для того, чтобы определять настроение масс. Брянский край, как и вся Россия, только приближался к первому серьезному рубежу XX века — революции 1905—1907 годов.

"История Брянского края. XX век",
Горбачев О.В., Колосов Ю.Б., Крашенинников В.В.,
Лупоядов В.Н., Тришин А.Ф., 2003 год.






 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова