Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

1905 ГОД НА БРЯНЩИНЕ     


      Начало революции.
      С приходом нового века многие в России считали, что революция не за горами. Надежды на реформы, связанные с воцарением Николая II, постепенно испарялись. Авторитет власти падал по мере того, как становилась очевидной неспособность правительства изменить ситуацию в стране к лучшему. Неудачная русско-японская война еще более настроила общество против правительства. Поэтому петербургский расстрел 9 января 1905 года имел очень большие последствия. Во всех концах империи начались стихийные выступления рабочих, крестьян, солдат. В них приняли участие сотни тысяч людей, и миллионы сочувствовали этим выступлениям.
      Уже 10 января прошла первая акция протеста на Брянщине — в знак солидарности с рабочими петербургского Путиловского завода забастовали рабочие Старьской (Чернятинской) стекольной фабрики. Инициаторами забастовки стали мастеровые Николай Благодетелев и Петр Козявин. Рабочие требовали уволить директора Кропивницкого за грубость и несправедливость, а также выдвинули ряд экономических требований. Забастовка завершилась, не принеся результатов. Полиция отмечала, что "порядок на заводе не нарушен, рабочие ведут себя сдержанно". 11 января состоялось однодневное выступление мальцовских железнодорожников и рабочих Дятьковского хрустального завода.
      12 января прошло собрание представителей либеральной интеллигенции в Новозыбкове, в котором приняло участие около 70 человек. На нем известный ученый и писатель В.Г. Богораз-Тан прочитал свое стихотворение "Свобода". Другими участниками вечера "произносились речи, в коих главным образом порицался существующий строй государственного управления...". Были выдвинуты требования немедленного прекращения войны с Японией, полной свободы печати, свободы религии, амнистии за политические и религиозные преступления, расширения прав земств.
      Основные события в крае стали разворачиваться позже. 23 февраля началась продолжительная (34 дня) забастовка рабочих Бежицкого завода. 28 февраля забастовал Радицкий вагоностроительный завод, 1 марта — Арсенал. Остановилось еще несколько предприятий. 2 марта произошло первое крупное столкновение рабочих с солдатами. Около 3 тысяч рабочих с разных предприятий двинулось по направлению к Радицкому заводу, но в конце Московской улицы (в районе нынешнего памятника артиллеристам) они были остановлены и рассеяны ротой Каширского полка. Подобных событий тихий провинциальный Брянск никогда не видел. 3 марта сходка рабочих брянских предприятий на Радицком заводе все же состоялась. Было принято решение прекратить работу на всех предприятиях. Началась всеобщая забастовка. Представители революционных партий пытались придать забастовке политический характер, распространяя разного рода прокламации. Но главными для забастовщиков все же остались экономические требования — сокращение рабочего дня, увеличение зарплаты, увольнение неугодных мастеров.
      Рабочих поддерживали учащиеся технического училища и даже торговые служащие. Забастовка продолжалась до середины марта. Полиции удалось справиться с рабочими, большое их количество было уволено. Следующий этап выступлений начался в связи с празднованием дня 1 Мая. События уже не достигали прежнего размаха, но зато приобрели ярко выраженный политический оттенок. Все чаще в Брянске можно было видеть красные флаги.
      Наряду с брянскими рабочими и служащими активно заявили о себе жители и других мест. Так, в Клинцах неоднократно вспыхивавшие в феврале—мае 1905 года одиночные забастовки переросли 11 июля во всеобщую, в которой участвовало более четырех тысяч человек. Был создан объединенный стачечный комитет во главе с членом Полесского комитета РСДРП И.И. Слатиным, организована боевая дружина. О тревожных настроениях властей свидетельствует телеграмма черниговского губернатора А.Н. Хвостова в Петербург: "Забастовка в Клинцах усилилась. Рабочие ведут себя дерзко, оказали сопротивление полиции, угрожают разгромом". Длившаяся почти три недели забастовка завершилась лишь после многочисленных арестов среди ее участников и удовлетворения фабрикантами части требований рабочих.
      Выступления крестьян.
      В начале 1905 года самые значительные крестьянские волнения были в Севском уезде. В феврале крестьяне неоднократно увозили помещичье сено, самовольно рубили лес. Вскоре дошло дело и до погромов имений. 19 февраля было разгромлено имение Погребы генерала Б.Е. Мейендорфа. Хлеб и инвентарь крестьяне увезли с собой, остальное сожгли. Вечером 20 февраля толпа крестьян с 500 подводами явилась в Поздняшовскую экономию статского советника В.П. Подлинева. Крестьяне разграбили хлебные запасы, а около трех часов утра стали требовать открытия винной лавки в Поздняшовке, но были разогнаны полицией и прибывшими войсками.
      По мнению корреспондента большевистской газеты "Вперед", определить организаторов выступлений было невозможно. Но, по сведениям полиции, при нападении на хутор купца И.П. Петровского, состоявшемся в ту же ночь, "толпой руководил какой-то прилично одетый человек, по приказу которого толпа начинала и кончала свои действия". Крестьяне организовывались целыми селами. Если хлеб им не отдавали добровольно, то нападали на заводы и сжигали их. Так был сожжен винокуренный завод в Хинеле, принадлежавший Н.А.Терещенко.
      Среди крестьян распускались слухи, что правительство собирается вернуть крепостное право. Между тем полиция вела себя странно. Она не спешила заниматься своими обязанностями, а прибывала на место происшествия, как правило, когда уже все сгорело или разграблено, и в сопровождении большого количества солдат. Усиленно охранялись только царские имения. На дорогах разбойничали пьяные шайки. Современник писал: "Состояние ужасное, вспоминаются картины времен Пугачева. Когда я дописываю эти строки, кровавое зарево опять освещает небо: горит завод в трех верстах от нас, а солдаты и полиция находятся возле и не считают нужным идти к заводу".
      В марте 1905 года активизировались крестьяне Трубчевского уезда, требуя в основном передела земли. Жители села Горожанки были недовольны тем, что их усадьбы ограничивали государственные земля и лес. "...Нельзя скот выпустить на волю, так что казенная земля вплотную подошла к домам. Когда попадает скот на казенную землю, сейчас штрафуют за 1 лошадь 40 копеек, за корову 30..., и приходится чуть не все лето зарабатывать штрафы, а когда останешься недоволен и подашь земскому начальнику, то тот даже удвоит". Самовольной порубкой леса занимались крестьяне деревень Телец, Поповка и Темное.
      Жители села Алешинка враждовали из-за земли с купцом Пономаревым, а крестьяне деревни Глыбочка — с купцом Жуховицким. Во всех этих случаях властям удавалось довольно быстро навести порядок.
      Кое-где, прежде всего вблизи промышленных центров, со стороны рабочих наблюдались попытки наладить отношения с крестьянами. В апреле и июле рабочие паровозостроительного завода проводили в поле сходки, в которых принимали участие крестьяне Староселья, Меркульева, Титовки и других деревень Брянского уезда.
      В мае 1905 года в село Рыловичи Новозыбковского уезда "крестьяне в количестве до 200 душ, собравшись в одной из клунь, под руководством неизвестного человека, приезжавшего из города Риги, при участии учителя народного училища Атрощенко, вели революционного характера беседу, во время которой неизвестный молодой человек произнес речь, объяснял крестьянам значение слова "социализм" и толковал, что земля составляет собственность крестьян, а от помещиков ее следует отобрать. Благодаря пропаганде в селе Рыловичах население там стало довольно дерзкое и начало нарушать тишину и спокойствие". Правда, дальше пения революционных песен дело не зашло. Массовые выступления с требованием земли прошли в том же уезде в июле. "Наиболее резкий характер" имели волнения в селах Малом Кривце и Белом Колодезе.
      Летом 1905 года значительные крестьянские выступления были и в ряде других сёл западной части Брянщины: Чертовичи (сейчас — село Ольховка Клинцовского района), Смяльч и Перетин (в Гордеевском районе) и других. "Усмирял" крестьян северных уездов Черниговской губернии адмирал Ф.В. Дубасов, который сам себя называл "сторонником крайних мер", что особенно наглядно доказал во время декабрьского вооруженного восстания в Москве.
      В августе 1905 года был отмечен случай участия крестьян деревень Чайковичи и Дарковичи Брянского уезда в противоправительственной демонстрации рабочих Брянского завода. А в сентябре крестьяне села Творишино Суражского уезда, вооружившись топорами, вилами и кольями, отбили у казаков троих своих односельчан, арестованных за косьбу на спорных землях. Властям удалось уговорить людей разойтись, 19 наиболее активных участников вместе с тремя освобожденными были взяты под стражу.
      Революционные партии в крае.
      К середине 1905 года в крае действовало несколько Революционных организации. В 1905 году в Брянск перенес свою деятельность Орловско-Брянский комитет РСДРП, одним из руководителей которого был Н.А. Кубяк. Между большевиками и меньшевиками в комитете не было единства. В результате брянские социал-демократы не могли прийти к согласию по большинству тактических вопросов. О своей работе в первой половине 1905 года брянские социал-демократы сообщали: "Настоящая работа началась лишь с весны нынешнего года. Была организована Брянская группа Орловского комитета, составившаяся из интеллигентов, которые теперь обосновались более или менее прочно в районе, и, главным образом из передовых рабочих... Движение из Бежицы было перенесено на весь Брянский район, на мальцевские заводы... Кружковых занятий на мальцевских заводах организовать не удалось за недостатком интеллигентных сил. Агитацию ведем литературой и массовками. Массовки имеют огромный успех, агитаторов ждут как манны небесной... Всего массовок по району у нас было около 25".
      Серьезной поддержкой, особенно в западных уездах края — Новозыбковском, Суражском, Стародубском — пользовалась другая социал-демократическая организация — Бунд. Она ориентировалась на работу среди еврейского населения. Бундовские активисты в основном принадлежали к так называемому Полесскому комитету РСДРП, и в деле революционной агитации сложилось своеобразное "разделение труда": большевики предоставили Бунду свободу действий в выбранных ими районах, а сами переключились на другие территории. Когда обострились идейные разногласия между различными социал-демократическими организациями, сторонники В.И. Ленина поняли свою ошибку и начали проводить политику вытеснения Бунда. Но момент был упущен.
      Среди местных революционных изданий в это время наиболее авторитетным был печатный орган именно Полесского комитета РСДРП — "Полесский листок", издававшийся с 1904 года и печатавшийся, наряду с другими революционными изданиями, в подпольной новозыбковской типографии. Он оперативно информировал о происходивших в стране революционных событиях. В течение долгого времени Полесский комитет выражал свое несогласие с ленинской идеей созыва III съезда РСДРП, на котором предполагалось окончательно размежеваться с меньшевиками. Противником этой идеи был и председатель Полесского комитета М.К. Владимиров. Мысль о размежевании не была близка социал-демократам Брянщины потому, что их силы в крае были немногочисленны и распылены. "Развод" с меньшевиками еще более осложнял положение социал-демократов в борьбе с эсерами за влияние на массы. Острая борьба по вопросу созыва съезда развернулась и в Орловско-Брянском комитете РСДРП. Лишь после длительных дискуссий, под давлением представителей центра в марте 1905 года оба комитета приняли резолюции в поддержку созыва съезда. Орловско-Брянский комитет на III съезде, состоявшемся в апреле в Лондоне, представлял Р.А. Квиткин, Полесский — М.К. Владимиров. Оба делегата приняли активное участие в обсуждении вопросов стратегии и тактики большевиков в революции.
      Состоявшийся в мае первый съезд Полесской организации РСДРП признал основные решения III съезда, хотя и после серьезных колебаний. А в Орловско-Брянском комитете летом 1905 года снова наметилось сближение большевиков с меньшевиками, что вызвало резкое недовольство В.И. Ленина. В августе 1905 года он требовал разобраться с положением дел в комитете. Присланный в Брянск большевик М.Н. Лядов сумел взять ситуацию под контроль, но не надолго.
      Что касается Полесского комитета, то осенью 1905 года он был распущен, а на его месте создано четыре районные организации РСДРП. Одна из них, Клинцовско-Новозыбковская, действовала на территории Брянщины.
      Довольно активны в крае были эсеры. Несмотря на значительное распространение эсеровской идеологии, собственно социалистов-революционеров в небольших уездных городах было немного. Им удалось хорошо поставить работу только в Злынковском промышленном районе. Основное внимание эсеров привлекал Брянск. Представители этой партии вели агитацию на всех крупных предприятиях города. Большевистская газета "Пролетарий" в сентябре 1905 года выражала сожаление, что брянские рабочие гораздо охотнее откликались на эсеровскую агитацию, нежели на социал-демократическую.
      Кое-где, как, например, на Брянском заводе, представителям различных партий приходилось идти на компромисс, создавая совместные революционные организации. Хотя активное участие в февральско-мартовской забастовке на Брянском заводе принимали социал-демократы, одним из главных ее организаторов был эсер И.Р. Короткое. Он начал свою деятельность в Николаеве, а на Брянский завод прибыл в 1905 году. В полицейских документах И.Р. Коротков характеризовался как "человек сильной воли, опасный в среде рабочих и в заводе совершенно нетерпим. Не глуп и в делах забастовок приобрел опыт". В 1908 году Коротков был казнен в Одесской каторжной тюрьме по приговору военно-полевого суда.
      На Брянском заводе работал и вел революционную пропаганду уроженец деревни Меркульево Брянского уезда Г.Н. Кутнев, который в годы первой революции примыкал к анархистам. Он был, в частности, организатором демонстративных похорон убитого анархиста Данилова. Дважды арестовывался, ссылался в Архангельскую губернию, а затем, находясь на нелегальном положении, переезжал с места на место, всюду занимаясь активной революционной деятельностью и пользуясь популярностью среди рабочих. С 1912 года был связан с эсерами, с 1915 года — с анархистами-коммунистами, являясь среди них, по донесениям жандармерии, "видным работником". В 1916 году приехал в Бежицу и пытался начать агитацию среди солдат, но был арестован и доставлен в Брянскую тюрьму.
      Преимущественно эсеровской ориентации придерживались организации сионистов-социалистов. Они активно работали в Стародубе, Сураже и Унече.
      Высший подъем революции.
      Первыми к московской октябрьской стачке в крае 10 октября примкнули железнодорожники станции Брянск-Полесский. Был избран стачечный комитет, который возглавил врач станции Н.С. Полянский. Вскоре к забастовщикам присоединились рабочие станции Брянск-Орловский. По примеру железнодорожников забастовали рабочие Брянского и Радицкого вагоностроительного заводов, Дятьковской хрустальной фабрики, других предприятий, на улицы вышли гимназисты.
      Начиная с 18 октября город практически не работал. Для защиты от полиции на улицах строились заграждения, проходили митинги. 17 октября был опубликован царский манифест с дарованием политических прав и свобод. По требованию рабочих с 21 по 23 октября по случаю празднования "свободы" вновь остановился Бежицкий завод. 19 октября на демонстрацию под красными флагами и лозунгами "Да здравствует свобода!" и "Долой самодержавие!" вышли молодые мастеровые в поселке Старь.
      После опубликования манифеста начали объединяться и другие силы. Сторонники монархии почувствовали, что для них настало время защиты самодержавного режима. Повсеместно в России стали возникать отделения Союза русского народа — монархической черносотенной организации. К черносотенцам примыкали городские и сельские обыватели, как правило, малообразованные. Их объединяло убеждение в том, что все беды России происходят от евреев и революционеров-интеллигентов. Привлекала и возможность безнаказанного грабежа. В октябре 1905 года в Орле образовался Союз законности и порядка. Вслед за этим отделения Союза возникли и в других городах. Одно из них появилось в Севске. В Брянске действовала черносотенная Торгово-промышленная партия под руководством купца М.П. Авраамова.
      22 октября в Брянске произошла первая стычка революционно настроенных рабочих с черносотенцами. При активной поддержке казаков рабочие были рассеяны, погибли двое — студент технического училища Васильев и пожилой купец; около 50 демонстрантов было ранено. Похороны Васильева превратились в массовую политическую манифестацию.
      Еще заметнее проявили себя черносотенцы в западной части Брянщины, активно подогревая бытовые антисемитские настроения, имевшиеся у многих местных жителей (купцов, мелких торговцев и ремесленников, значительной части крестьян и рабочих). В евреях видели либо эксплуататоров, богатеющих за счет трудового народа (в губерниях "черты оседлости" еврейской буржуазии принадлежало более 40% промышленных предприятий и свыше 60% питейных заведений), либо опасных своей предприимчивостью и мобильностью конкурентов (более половины купцов и мелких торговцев в этих губерниях составляли евреи). На активность черносотенцев на западе Брянщины влияло и то обстоятельство, что в местных организациях социал-демократов и эсеров значительную часть составляли представители еврейской интеллигенции, а организации бундовцев и сионистов полностью состояли из них.
      Поэтому волна погромов, прокатившаяся по России в конце октября 1905 года, захлестнула и эти места. Черниговская губерния, куда входила западная часть Брянского края, по количеству погромов значительно опережала прочие губернии - 90 из 358 на всей Европейской части России. Хотя они не были столь разрушительными, как в Одессе или Киеве, но нанесли и материальный ущерб, и осложнили социально-национальные отношения почти во всех городах, посадах и местечках губернии, а кое-где - и на селе.
      Октябрьский погром в Клинцах вызвал у местных жителей чувство подавленности — опасались "повторения погромных ужасов". Произошел погром в Новозыбкове. В Почепе, Климове, Унече и некоторых других местах не поддержанные жителями погромы закончились довольно быстро. В Стародубе же бесчинства удалось остановить: "К месту погрома явилась "организация самообороны", состоящая из 150 человек молодых евреев и револьверными выстрелами разогнала толпу громил и рассеяла по улицам города".
      После небольшого перерыва в декабре 1905 года московские события вновь заставили всколыхнуться Брянщину. Снова остановился Арсенал, пробастовавший до 9 января 1906 года. 11 декабря остановил работу Бежицкий завод. Еще в ноябре остановился брянский железнодорожный узел. Избранные на железной дороге стачечные комитеты фактически руководили станциями, отстранив начальников от должностей.
      На предприятиях были созданы первые рабочие организации — прообразы Советов. По донесениям с Брянского завода, "бороться с агитацией нет никакой возможности, митинги устраиваются почти каждый день, но полиция никаких мер не принимает и старается держаться запанибрата", а конфискация оружия у рабочих "неосуществима". Велась подготовка к вооруженному восстанию, но дело до него не дошло.
      Более активны были крестьяне. Еще 26 октября черниговский губернатор доносил: "Аграрное движение, начавшееся внезапно, быстро разрастается. Сейчас получил особо тревожные известия из Суражского и Новозыбковского уездов... Прошу... о командировании из Виленского округа еще полка пехоты, двух сотен казаков для северных уездов". С осени 1905 по январь 1906 годов в Суражском уезде было разгромлено 35 помещичьих имений. "Часть крестьян, - писал начальник губернского жандармского управления, — стала отвергать власть, оказывая массовое сопротивление малейшим попыткам этой власти проявить свои действия".
      В 20-х числах декабря крестьянские беспорядки были отмечены в селах Манюки, Белый Колодец, Сытая Буда, Спиридонова Буда Новозыбковского уезда. Они выражались в самовольных порубках лесов и разгромах помещичьих экономии. 31 декабря о военной помощи просили власти Стародуба: "Беспорядки в Стародубском уезде приняли страшно угрожающий характер сразу по всему уезду и на дальних пунктах один от другого. Имеющиеся три взвода драгун и одна рота пехоты бессильны подавить беспорядки и погром, сопровождающиеся пожарами, грабежами, лесоистребление идет повальное, без различия владельцев... При самом начале было много случаев сопротивления нижним чинам полиции... Необходимость в военной помощи не терпит отлагательства". С большим трудом выступления были подавлены.

"История Брянского края. XX век",
Горбачев О.В., Колосов Ю.Б., Крашенинников В.В.,
Лупоядов В.Н., Тришин А.Ф., 2003 год.






 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова