Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

ПРОМЫШЛЕННОЕ РАЗВИТИЕ И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ НА БРЯНЩИНЕ В 1908—1914 ГОДАХ     


      Брянская промышленность после первой русской революции.
      Революция 1905—1907 годов значительно осложнила экономическую ситуацию в России. Рост забастовочного движения и ответные массовые локауты со стороны заводовладельцев, разгром многих помещичьих имений и жестокие методы "умиротворения" деревни, а также политическая неустойчивость не только отрицательно сказались на развитии производства, но и привели к оттоку части капиталов за границу. В 1907 году политическая ситуация начала стабилизироваться и наметилось небольшое оживление экономики. В 1908—1909 годах оно переросло в новый экономический подъем, прерванный с началом Первой мировой войны.
      За годы революции на Брянщине почти не возникало новых крупных промышленных предприятий. Можно лишь отметить вступившие в строй в 1907 году спичечную фабрику Родионова близ Злынки (позже — крупнейшая в отрасли фабрика "Ревпуть") и первый в России шиферный завод "Террофазерит" близ станции Брянск-Льговский.
      В 1911—1915 годы, с началом экономического подъема, в различных регионах Брянщины появилось немало промышленных предприятий, в числе которых были Бытошская стекольная фабрика, Дубровская шпагатная фабрика, Навлинский шпалопропиточный завод, Жуковский обозный завод, Погарская сигарная фабрика, несколько лесопильных заводов, в том числе в Суземке, Алтухово, Селецкий завод при хуторе Белая Березка и другие.
      Брянский завод в Бежице.
      Крупнейшему предприятию края, Брянскому заводу в Бежице, также пришлось испытать все колебания капиталистических рыночно-хозяйственных отношений с их периодически повторяющимися кризисами. Держаться более или менее стабильно в этих непростых условиях позволял целый ряд факторов. На первом месте среди них было разнообразие производимой продукции и ее высокое качество, что давало возможность успешно конкурировать с другими предприятиями и, в случае необходимости, переключаться с выпуска продукции менее ходовой на пользующуюся большим спросом.
      Но все это не могло полностью сгладить негативное влияние последствий кризиса. Если в 1905 году число рабочих на заводе составляло около 10 тысяч человек, то в 1907 году оно сократилось до 7,4 тысяч человек и в 1908 году продолжало снижаться. Сократился и объем выпускаемой продукции: в 1905 году ее было произведено на 14 миллионов рублей, в 1907 — на 10 миллионов рублей, в 1908 году — на 8,4 миллиона рублей. Однако этот спад был меньше, чем на большинстве соседних или родственных предприятий.
      Сокращение производства паровозов и вагонов, а после окончания русско-японской войны — и боеприпасов, отчасти компенсировалось началом с 1906 года производства сельхозмашин, а также мостовых подъемных кранов, пользовавшихся значительным спросом. С 1908 по 1910 годы было выпущено свыше 450 таких кранов общей грузоподъемностью 7 тысяч тонн (наибольшая грузоподъемность одного крана составляла 100 тонн).
      О росте выпуска сельскохозяйственных машин можно судить по таким цифрам: если в 1910 году было выпущено 49 тысяч плугов, 22 тысячи борон, 4 тысячи жаток и около 900 сеялок, то в 1913 году — 78,5 тысяч плугов, 34 тысячи борон, 2650 сеялок и 3,2 тысячи жаток.
      Значительным спросом пользовались производимые в Бежице плуги. Вот мнение одного из сельских товариществ Курской губернии: "Плуги работают прекрасно и по солидности конструкции, тщательности сборки, качеству материала и шлифовке отдельных частей превосходят другие известные марки. По нашему мнению, плуги Брянского завода, очень доступные в цене, просто незаменимы для мелких хозяйств и крестьян". Необычайную износостойкость плугам давало использование трехслойной стали, способ получения которой был изобретен в 1910 году инженером Брянского завода Александром Зиновьевичем Рожковым.
      Особо прочная трехслойная сталь нашла применение не только в производстве плугов, но и в рельсопрокатном деле, изготовлении инструментов и станков, в других отраслях металлообработки и машиностроения. Изобретение А.З. Рожкова было запатентовано более чем в десятке основных промышленных стран.
      Не забывал инженерно-конструкторский коллектив Брянского завода и основной продукции, которой оставались паровозы, вагоны и другой подвижной состав для железных дорог. В 1908 году здесь под руководством конструктора Н.Ф. Денисова был разработан и создан пассажирский паровоз серии "Б" — самый мощный, экономичный и быстроходный для своего времени (скорость его движения могла достигать 120 км в час). Интересовались этой продукцией и за рубежом. Приезжавшая в Бежицу в 1913 году французская комиссия отметила, что завод по мощности и качеству изделий стоит "наравне с лучшими и самыми значительными паровозостроительными заводами Западной Европы".
      К этому времени завод полностью преодолел период спада. Если в 1910 году было выпущено продукции на 9 миллионов рублей, то в 1911 году — на 12,8 миллионов, а в 1912 — на 14 миллионов рублей.
      Рост доходов позволял правлению акционерного общества и администрации завода значительно больше средств выделять не только на производственные цели, но и на социальное развитие поселка.
      В 1911 году была открыта мужская гимназия (женская начала работать пятью годами раньше). В том же году, поскольку прежняя больница не могла обеспечить всех нуждающихся, была сооружена новая больница на 150 коек. Во многом благодаря стараниям старшего врача Н.А. Михайлова в новой больнице были оснащенная современным оборудованием операционная, рентгеновский кабинет и все основные отделения. Еще раньше, в 1909 году была открыта заводская библиотека. В клубе Бежицкого общественного собрания был построен зрительный зал на 400 мест, работали различные кружки. Местом разнообразной культурной и спортивной жизни стали парки.
      Предприятия Мальцовского округа.
      На многом особенная, "автономная" жизнь продолжала чувствоваться на предприятиях и в рабочих поселках Мальцовского округа. Сохранялась сложившаяся еще со времен натурального крепостного хозяйства привычка опираться в основном на собственное сырье, топливо, материалы, хотя ни качественной железной руды, ни коксующихся углей поблизости не было. В целом технический уровень предприятий Мальцовского округа стал уступать передовым заводам и фабрикам. Особенно это было заметно на предприятиях металлургических и металлообрабатывающих.
      В период депрессии в 1908—1909 годов Радицкий завод, не выдерживая конкуренции, даже временно закрывался, но с началом нового экономического подъема производство здесь не только возобновилось, но и стало наращиваться. В 1913 году завод выпустил около 1400 крытых товарных вагонов, 120 платформ, около 70 пассажирских вагонов; в 1915 — около 2100 товарных вагонов, 40 платформ, 100 пассажирских вагонов. В это же время на заводе начали выпускать сельхозмашины (сложные паровые молотилки), а затем, в связи с Первой мировой войной, заметное место заняло производство мин и артиллерийских снарядов. Работало здесь более 2 тысяч человек.
      На Бытошевском чугунолитейном заводе, перешедшем в собственность АО Мальцовских заводов в 1913 году, работало от 300 до 600 человек. Выпускались здесь котлы, печи, колеса, а затем также бомбы и гранаты. Еще один чугунолитейный завод, Сергиевский в поселке Любохна, в первые годы после образования АО Мальцовских заводов сохранял самостоятельность и управлялся на артельных началах, но конкурировать с более сильными родственными предприятиями не смог и также оказался в составе акционерного общества. Объем производства здесь был невелик.
      Важнейшей частью предприятий Мальцовского округа оставались заводы по производству хрусталя и стекла: Дятьковский хрустальный, Знеберский бутылочный, стекольные заводы в Ивоте, Стари (Чернятинский), Радице Стеклянной, а также в Бытоше (с 1911 года). Переоснащение большинства этих предприятий современным оборудованием, давние традиции высокого профессионализма специалистов и рабочих обеспечили им достаточно устойчивое положение даже в периоды спадов и сделали их более доходными, чем другие предприятия АО. Так, в 1915 году чистая прибыль основных предприятий АО Мальцовских заводов составила: Дятьковский хрустальный завод — 32,2 тысячи рублей, Радицкий вагоностроительный — 28 тысяч, Ивотская стеклянная фабрика — 17,8 тысяч, узкоколейная железная дорога — 12,3 тысяч, Чернятинский стеклозавод — 7,8 тысяч, Радицкая стеклянная фабрика — 6,9 тысяч, Бытошевский чугунолитейный завод — 5,6 тысяч, Знеберская бутылочная фабрика — 4,5 тысячи, а вот чистый доход от Сергиевского чугунолитейного завода составил лишь 1 тысячу рублей.
      Особое место среди предприятий Мальцовского округа занимал цементный завод. Он только в 1900 году дал свою первую продукцию, а в начале 1910-х годов уже стал самым крупным и технически оснащенным среди трех с лишним десятков цементных заводов в России, производя каждую восьмую тонну российского цемента.
      Первоначально было запланировано достигнуть выпуска 300 тысяч бочек цемента (по 10 пудов каждая) в год, но очень скоро большой спрос на мальцовскии портланд-цемент ввиду его высокого качества заставил пересмотреть эти планы. В 1909 году завод произвел 485 тысяч бочек цемента, в 1911 — 850 тысяч, в 1913 — 1375 тысяч бочек цемента, и лишь с началом Первой мировой войны производство начало сокращаться, хотя и в эти годы большое количество цемента отправлялось по заказам военного министерства.
      Работой завода руководило правление АО Мальцовского портланд-цемента, тесно связанное с АО Мальцовских заводов (главноуправляющий фабриками и заводами АО МЗ Л.К. Шешминцев был одновременно председателем правления и директором-ряспорядителем АО МПЦ), но все же самостоятельное. Однако в 1911 году правление АО Мальцовских заводов купило контрольный пакет акций АО Мальцовского портланд-цемента, и цементный завод вошел в состав предприятий того акционерного общества, от которого он сначала отпочковался. Среди всех предприятий АО Мальцовских заводов цементный завод давал наибольшую прибыль. В 1913 году четвертую часть стоимости продукции, произведенной на всех предприятиях АО МЗ, составляла стоимость цемента (4,5 миллиона рублей).
      Клинцовский и Новозыбково-Злынковский промышленные районы.
       Крупнейшим центром развития текстильной промышленности Брянщины в начале XX века оставался посад Клинцы с его суконными фабриками. Количество их по сравнению с концом XIX века не возросло, а вот качественные перемены были налицо. На фабриках почти не осталось ручных станков, а число механических, приводимых в действие паровыми машинами, приближалось к 500. В результате значительно выросла производительность труда. Если в 1900 году в среднем каждый клинцовский рабочий производил тысячу аршин сукна, то в 1912 году — в полтора раза больше. Еще заметнее был рост стоимости произведенной продукции: в 1897 году ее было выпущено на всех восьми клинцовских суконных фабриках на 3,3 миллиона рублей, в 1910 году — на 6 миллионов рублей, а к 1912 году трудившиеся на тех же фабриках 4,3 тысячи рабочих произвели продукции почти на 9 миллионов рублей. Наиболее крупными были Стодольская и Глуховская фабрики, на которых было занято более 3 тысяч рабочих. Здесь же наиболее успешно решались вопросы повышения качества и расширения ассортимента суконных тканей.
      Количественный рост и качественные перемены были характерны в начале XX века и для спичечной промышленности, наиболее важной отрасли производства на территории Новозыбковского уезда. Более десятка спичечных фабрик, появившихся в 1860 — 1880-х годах в окрестностях Новозыбкова и Злынки, продолжали большей частью работать и в начале XX века. Колебания в объемах производства были, но проявлялись они не очень резко. В 1902—1905 годах производилось от 30 до 33 миллиардов штук спичек, в 1906—1908 годах — от 37 до 38 миллиардов, а с 1909 года начался заметный прирост (45,6 миллиарда штук), продолжавшийся и в последующие годы. Продавали спички и в соседних уездах и губерниях, и в достаточно отдаленных местах: на Дону и Кубани, в Херсонской губернии и Царстве Польском, в Персии и Китае.
      Рабочее движение в первые послереволюционные годы.
      На предприятиях Брянщины было занято свыше 50 тысяч рабочих, которые на жизненном опыте убеждались в необходимости сплочения для отстаивания своих интересов. Условия труда работающих были тяжелыми. Хотя официально рабочий день на ряде предприятий под влиянием событий 1905—1907 годов был ограничен восемью часами, этот порядок действовал не везде. Например, на Бытошевском стекольном заводе в 1915 году рабочий день тянулся до 10 часов. Но по сравнению с 90-ми годами XIX века, когда обычной практикой был 12 — 13-часовой рабочий день, некоторый прогресс был налицо.
      На заводах часто не соблюдались элементарные правила охраны труда, что приводило к несчастным случаям. Так, за 1907 год только на Радицком стекольном заводе произошло 40 таких случаев. Рабочие-инвалиды мало интересовали предпринимателей. И если рабочему за свое увечье удавалось получить пособие, оно было мизерным.
      Зарплата рабочих была низкой. Стекловары получали в месяц 20 рублей, землекопы — 15 рублей. Особенно низко ценился труд женщин и детей. Так, на Дятьковском хрустальном заводе дети, работавшие на подсобных работах, получали 17—26 копеек в день. Но и заработанное не всегда выдавалось сполна, так как процветала система штрафов.
      Поражение первой русской революции сопровождалось усилением правительственной реакции. Ужесточилась цензура, запрещались массовые сходки людей, участились обыски и аресты. Только в Бежице было арестовано свыше 500 рабочих. Промышленные предприятия стали усиленно охраняться пешей и конной полицией, на проходных ежедневно устраивались обыски работающих.
      Большинство существовавших на Брянщине рабочих организаций было разгромлено. В частности, в декабре 1907 года был арестован почти весь состав Брянского окружного комитета РСДРП. В тюрьмах оказались многие руководители и активные участники социал-демократических организаций.
      После арестов в верхушке эсеровской партии и скандального дела провокатора Е. Азефа заметно упало влияние социалистов-революционеров. Многочисленные аресты также ослабили силы эсеров на Брянщине.
      Некоторое время были активны брянские анархисты. В 1906—1910 годы в крае существовало несколько их группировок. В 1908 году член бежицкой группы анархистов-максималистов Ф. Кулабнев застрелил полицейского пристава Цешковского. В ходе следствия было арестовано более 60 человек, в поселке введено чрезвычайное положение. По обвинению в убийстве был повешен безвинный М.Е. Епихов, анархист-коммунист. Смертные приговоры за революционную деятельность получили еще трое рабочих завода. Власти демонстрировали, что полностью владеют ситуацией и не намерены больше терпеть антиправительственной деятельности. Террор постепенно сходил на нет, а революционеры были вынуждены менять формы борьбы.
      Полиция не делала серьезных различий между революционными партиями. Да и сами представители разных партий в эти трудные годы были склонны не к конкуренции, а скорее к сотрудничеству. Полиция отмечала, что при обысках у одного и того же человека обнаруживались листовки с социал-демократическим призывом "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" и с эсеровским лозунгом "В борьбе обретешь ты право свое!". В феврале 1909 года на станции Брянск-Орловский были задержаны два члена Бежицкой группы РСДРП, возвращавшиеся из Орла. В ходе обыска у них были изъяты номера социал-демократических газет "Пролетарий", "Рабочее знамя", а также два тома сочинений отца русского анархизма М.А. Бакунина и около 200 экземпляров листовки "К рабочим и крестьянам" Федеративной группы анархистов-коммунистов. Известны случаи, когда и анархисты распространяли социал-демократическую литературу. В ход шли любые издания, призывавшие к свержению самодержавия.
      В 1910 году одна из групп брянских анархистов была раскрыта и арестована полицией. Выяснилось, что это была довольно мощная организация. Аресты одновременно были проведены в Москве, Смоленске, Калуге, Вязьме, Камышине. Из Брянска технический руководитель группы Григорий Ипатов доставлял в другие города взрывчатые вещества для осуществления терактов. Любопытно, что среди членов организации было много выходцев из крестьян.
      Но для полиции в то время арест революционеров стал редким случаем. Члены Брянского окружкома РСДРП в 1908 году признавали, что работать практически невозможно. "Кажется, нет выхода. Некуда идти. Все пути отрезаны. Руки опускаются, мысли в разбросе. Уныние полное". За весь 1908 год прошло только две небольших стачки с чисто экономическими требованиями. В 1909 году стачек не было вообще.
      Властям казалось, что крамола искоренена. Но революционный дух на Брянщине не угас. В новых условиях, сложившихся в годы реакции, передовые рабочие продолжали нелегальную деятельность, расширяли связи с населением. Квартира Г.Г. Панкова (члена Брянского окружкома РСДРП) в Бежице служила местом сбора для социал-демократов. Они поддерживали постоянные связи с Московским областным комитетом РСДРП, представитель которого осенью 1909 года приезжал в Брянск для оказания помощи местным большевикам. В сентябре того же года на совещании представителей Гомельской, Клинцовской, Суражской, Стародубской и Мглинской организаций было решено восстановить Полесский социал-демократический комитет.
      В годы нового революционного подъема.
      В конце 1910 года из тюрем были освобождены многие видные брянские революционеры, среди которых были И.И. Фокин, Н.А. Кубяк и другие. В короткий срок с их помощью были восстановлены нелегальные рабочие организации в Стеклянной Радице, Ивоте, Стари, на Радицком вагоностроительном заводе.
      Пролетариат Брянщины постепенно стал переходить к активным действиям. Летом и осенью 1910 года столкновения между рабочими и предпринимателями произошли на ряде предприятий Клинцов и Новозыбкова. В 1911 году в Бежице состоялся нелегальный съезд рабочих организаций Брянского промышленного района.
      4 апреля 1912 года были расстреляны рабочие Ленских золотых приисков. Среди жертв расправы был активный участник революционного движения на Брянщине Ф. Муравьев. В знак протеста против кровавого произвола рабочие Брянского завода организовали однодневную забастовку. В Стародубе была проведена демонстрация, в которой приняли участие рабочие сапожных и портняжных мастерских, служащие государственных учреждений, учителя, гимназисты и прибывшие в город крестьяне. Митинги, стачки, демонстрации состоялись и в других местах Брянщины.
      Значительную роль в пробуждении классовой активности рабочих Брянщины играла передовая пресса, в частности, начавшая выходить с мая 1912 года большевистская газета "Правда". Бежицкие рабочие писали, что только "рабочая печать служит светочем для трудового народа". Активно распространялись и местные листовки.
      Летом 1912 года кратковременные забастовки состоялись на Ивотской стекольной фабрике и суконной фабрике в Клинцах.
      Тогда же начали активизироваться представители различных левых партий и организаций. Была восстановлена социал-демократическая группа на Брянском заводе (А.Медведев, Г.Панков и другие), большевистские ячейки появились во многих цехах завода. Здесь же усилили работу и эсеры (М.Калиничев, Н.Маслов и другие), и анархисты-коммунисты.
      В апреле 1913 года на предприятиях Брянска, Бежицы, Клинцов, Новозыбкова и других были распространены прокламации с призывом отметить 1 Мая всеобщей забастовкой. Первого мая на Брянском заводе к 10 часам утра бастовало свыше 2 тысяч человек. Одним из руководителей забастовки бежицких рабочих был Г.Г. Панков. Однако забастовка не приняла всеобщего характера. Присутствие на заводе вооруженной силы оказало свое воздействие.
      В 1913 году поднимались на борьбу дятьковские хрустальщики, рабочие других предприятий. Осенью того же года в Брянск и Бежицу приезжал для встреч с рабочим активом член большевистской фракции в IV Государственной Думе Алексей Егорович Бадаев — по профессии рабочий-слесарь, выходец из крестьян деревни Юрьево Карачевского уезда.
      Новая волна стачечной борьбы пришлась на 1914 год. Весной свыше 8 тысяч рабочих Брянского завода в Бежице объявили забастовку, которая привела к некоторым уступкам со стороны руководства завода, но ее наиболее активные участники были с работы уволены. Усилилось забастовочное движение на мальцовских предприятиях. 12 апреля 1914 года 500 рабочих Дятьковского хрустального завода предъявили требования введения 8-часового рабочего дня и отмены выдачи заработной платы "харчами". Семь дней продолжалась забастовка, но закончилась безрезультатно. Утром 1 мая дятьковские хрустальщики начали однодневную забастовку. Одним из ее организаторов стал рабочий В.И.Садовников. Бастующие прекратили работу и вышли на улицу. Свыше тысячи рабочих под революционными лозунгами прошли по улицам Дятькова. Несколько человек было арестовано. 16 мая рабочие хрустального завода вновь предъявили требования о 8-часовом рабочем дне. Пять дней продолжалась их борьба, но и на этот раз оказалась безрезультатной.
      Участвовали в забастовках также работники Мальцовской железной дороги, текстильных фабрик в Клинцах и других предприятий. В ответ власти опять усилили обыски и аресты.

"История Брянского края. XX век",
Горбачев О.В., Колосов Ю.Б., Крашенинников В.В.,
Лупоядов В.Н., Тришин А.Ф., 2003 год.






 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова