Главная История Населенные пункты Святые источники Личности На страже Видео Книги Статьи
   Дополнительно
   
   
   Ф.И. Тютчев
   А.К. Толстой
   
   История России
   


   Соседи

   
   
   
   

 

 

БРЯНСКИЕ АНАРХИСТЫ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА     


      В монографиях по истории российского анархизма Брянск (в некоторых случаях Бежица) упоминаются достаточно часто, в ряду городов, где группы анархистов существовали с периода первой русской революции. Но, несмотря на это, деятельность брянских анархистов начала ХХ века остается практически не освещенной.
      В 1906-1907 годах революционный накал в нашем крае пошел на убыль, сократилось число рабоче-крестьянских выступлений, практически прекратилась деятельность партий социал-демократов и эсеров, свою роль в этом сыграли карательные экспедиции и введение в 1906 году военно-полевых судов. Именно в это время активизируется деятельность брянских анархистов с их тактикой "прямых действий" - террора и экспроприаций.
      Брянский уезд, с его многочисленным промышленным пролетариатом, стал питательной почвой для деятельности анархистов. Рост безработицы в 1906 году, многочисленные локауты и закрытие предприятий резко увеличили число потенциальных экстремистов. Департамент полиции циркуляром №2460З от 13 декабря 1906 года так охарактеризовал ситуацию в стране: "По полученным сведениям, в рабочей среде замечается сильное увлечение анархизмом. Не доверяя более социалистическим комитетам, стесняющим, будто бы, их деятельность, и настроенным, по их мнению, слишком мирно, рабочие переходят на сторону анархистов, боевое учение коих наиболее соответствует их настоящему возбужденному состоянию духа".
      Очевидно, анархистские идеи проникли в среду брянских рабочих из Екатеринослава, по праву считавшегося в то время "столицей" российского анархизма наряду с Белостоком и Одессой. В Екатеринославе же существовал "Брянский завод", принадлежавший акционерному обществу Брянских заводов, "между предприятиями шел обмен кадрами, идеями, литературой и т.д.".
      Брянские анархисты, представленные преимущественно анархистами-коммунистами, применяли практику рассылки "мандатов", т.е. письменного требования денег, которые рассылались, как правило, купцам или фабрикантам. Один из таких "мандатов" с печатью "анархисты-коммунисты Бежицкой группы" был получен арендатором мануфактурного магазина в Бежице 1 марта 1907 года. В котором "под угрозою смерти требовалось ... вынести 1 марта к 3 часам дня, к семафору ... 1000 рублей для бежицких террористов анархистов-коммунистов". В указанном месте полицией были арестованы вооруженные молодые люди, крестьяне Ельнинского, Карачевского и Жиздринского уездов – С. Малишенков, И. Беликов и И. Беляев. Другой "мандат", за подписью анархистов, был подброшен 9 марта 1908 года купцу города Брянска, проживающему в селе Чугунная Радица, А.А. Акимову. В "мандате" содержалось требование "вынести 1000 рублей денег ... за огород Акимова к 9 часам вечера" под угрозой расправы в случае его невыполнения. Высланный к указанному месту отряд стражников никаких анархистов так и не обнаружил.
      Совершались и так называемые "эксы" (экспроприации) государственных или частных капиталов - вооруженные нападения на казённые учреждения (чаще всего это были грабежи винных лавок) или частных лиц с изъятием небольших сумм, редко более одной тысячи рублей. Так осенью 1907 года анархистами было совершено ограбление почты в поселке Жуковна Брянского уезда, была ограблена Жирятинская почтовая контора, а при ограблении около села Ревны помещика Безобразова "было ограблено кроме денег ... около пуда боевых патронов, два ружья и два револьвера". Однако встречались и крупные ограбления, так "18 октября 1906 года анархистами был ограблен на 12600 рублей брянский мещанин А. Акимов".
      Сами лидеры российского анархизма поддерживали экспроприации организованные и массовые, и отрицали возможность таких актов для личных целей, однако, не смотря на это, огромное количество мелких "эксов" просто разрывало движение. Волна нападений и грабежей, стала своего рода "почерком" анархистского движения. Хотя, нужно заметить, многие группы принявшие имя анархистов, являлись таковыми лишь номинально, зачастую речь шла об обычных грабежах различного рода криминальных элементов.
      Брянские анархисты часто совершали и совместные акции с максималистами, которые были очень близки им по методам борьбы и идейной платформе. Одной из таких совместных акций был самый настоящий бой, произошедший 9 октября 1907 года в Брянском уезде близ станции Мылинка Риго-Орловской железной дороги, между четырьмя стражниками, перевозившими в поезде 45000 рублей, и 15 вооруженными боевиками. Деньги удалось сберечь, несмотря на взрывы, подожжённый вагон, гибель двух пассажиров, тяжёлое ранение стражника, случайного свидетеля и двоих нападавших. Из анархистов-коммунистов причастных к данной акции, охранке стали известны имена крестьян Орловской губернии: В. К. Кузовкова и К. С. Гашутина, и мещанина города Калуги А. М. Немешаева, арестованных в конце 1907 года по делу брянских анархистов. Примечательно, что многие максималисты резко не позиционировали себя от анархистов, и те элементы, которые чувствовали большую склонность к максимализму, переходили к анархистам. Представитель брянских эсеров констатировал, что местные максималисты "зачахли, даже не успев как следует расцвести. И те же элементы, которые чувствовали большую склонность к максимализму, перешли к анархистам".
      Сама группа максималистов, или так называемый "боевой летучий отряд партии социалистов-революционеров максималистов", действовавший в 1907 году, был ликвидирован (был так же арестован и ряд анархистов) в ходе массовых арестов, проведённых в ночь на 1-е января 1908 года совместными силами брянских жандармов и сотрудников московского охранного отделения. Всего было арестовано 32 человека. Члены группы участвовали в "ограблении почты на Мальцевской платформе ..., ограблении кассира Брянского арсенала, ... помещика Брянского уезда, ... торговца в Радице, ограблении и убийстве в Брянском уезде торговца ..., убийстве ... Морозова начальника Брянских заводов, постовых городовых в Бежице, пристава и урядника в вагоне на станции Паровозной Риго-Орловской железной дороги,... нападении на сборщика казённых винных лавок 24 декабря 1907 года в Радице", ограблении в городе Карачеве магазина Сытина.
      В ходе допросов стало известно, что максималисты состояли из двух боевых отрядов - Радицкого и Бежицкого. А предводителем обоих был Ю. Денисов по кличке "Николай", возможно руководивший нашумевшим в 1906 году убийством помощника пристава города Брянска Цилинского, которое произошло 2 мая в летнем театре - выстрел был произведён из задних рядов одновременно с выстрелом на сцене. Сам "Николай" был арестован в Белостоке, куда он прибыл для приобретения партии оружия. Также видную роль в организации играл Семён Просянов, руководитель Радицкого боевого отряда, убивший начальника станции во время ограбления почты на Мальцевской платформе.
      Террор, направленный против жандармов и полицейских, представителей администрации заводов, непременно сопутствовал деятельности анархистов. 13 января 1907 был застрелен помощник пристава Брянского завода Надольский; позднее, в марте, на Чёрном мосту, вероятно, анархистом Ю. Д. Краснощековым был убит начальник жандармско-полицейского управления Московско-Киево-Воронежской железной дороги ротмистр Аргамаков. "В июле 1907 года в лесу были убиты пристав 1-го стана Конашевич с помощником", а в Бежице Петром Малороссиянцевым был ранен городовой Завалишин. Пуля также настигла и бежицкого городового Фому Хилютина. В начале января 1908 года в деревне Крыловские Выселки был убит, двумя выстрелами из револьвера, брянский мещанин Я. Марченков. По сведениям жандармов, "убийство Марченкова есть месть партии анархистов, к аресту членов которой способствовал он", по отзывам тех же жандармов, сам Марченков принадлежал к "истинно русским людям".
      В апреле 1908 года в Бежице анархистом Федором Кулабневым был застрелен пристав Брянского завода Цешковский. Позже, по приглашению рославльских анархистов, Ф. Кулабнев примет участие "в вооруженном ограблении в Рославле кассира товарной конторы при ж/д станции..., сопровождающееся поранением ломового извозчика, городового и случайного прохожего"; все участвовавшие в нападении анархисты (в т.ч. и Ф. Кулабнев) затем были задержаны и повешены. Один из брянских анархистов, Евстафий Ипатов, так впоследствии охарактеризует убийцу пристава: "В своей жизни товарищ не был теоретиком, он не мог произносить длинные и красивые речи рабочему... более рациональным признавал пропаганду действием ... Товарищ всегда ставил вопрос о терроре. Он любил террор, он любил мстить подлецам смертью ...".
      Случаев террора по отношению к представителям черносотенцев в Брянском уезде не выявлено. Но, к примеру, в Клинцах такие случаи имели место. Так, осенью 1905 года группой анархистов во главе с работниками фабрики М. М. Гусева Ф. Щекотковым и Блохиным был убит "в своем доме во время ужина в окно, 1-й заместитель председателя "Союза Михаила Архангела" М. Рыжков". А в июле 1906 года тем же Щекотковым и Блохиным был убит второй заместитель председателя "Союза Михаила Архангела" купец Ветковский.
      Если касаться вопроса об используемом анархистами арсенале в их акциях "прямого действия", то, как правило, это было стрелковое оружие разных вариантов - немецкие пистолеты "Парабеллум" и "Маузер", револьверы систем "Наган" и "Смита-Вессона". В 1910 году анархистами даже была совершена попытка доставить в Брянск ноу-хау того времени - глушители для пистолетов, которая впрочем, была провалена. Использовались и взрывные устройства, изготовленные чаще всего кустарным способом, с которыми могли поспорить по качеству и разрушительной силе лишь бомбы, собранные в специальных лабораториях. В Брянске такая лаборатория была организована анархистами в 1909 году.
      В октябре 1907 года жандармами была ликвидирована группа брянских анархистов (К.Гашутин, А.Киселев, Ф.Киселева, В.Кузовков, А.Немешаев, И.Тимошенко, А.Фомин) участников нашумевшей, уже упомянутой, экспроприации мещанина А.Акимова. Неформальным лидером группы, вероятно, являлся крестьянин деревни Стоматки, Рославльского уезда, Смоленской губернии Антон Киселев. Привлеченный полицией на Смоленщине за нападение на волостного старшину и принадлежность к Рославльской группе анархистов, А.Киселев продолжил деятельность в Брянском уезде. Лидером группы были спланированы нападения на станцию Белоглавая Риго-Орловской железной дороги и на лесопилку Французова на станции Жуковка, которые так и не состоялись. В ходе арестов октября 1907 года, брянским жандармам удалось выявить связь брянских анархистов с их киевскими "коллегами". В частности, была обнаружена переписка киевских анархистов с Алексеем Фоминым, анархистом, исполнявшим роль посредника. По данным жандармов, на явочной квартире Ивана Тимошенко должен был остановиться известный анархист Герман Сандомирский, "...для чтения рефератов на Бежице".
      Представитель женевской группы анархистов "Буревестник" Герман Сандомирский прибыл в Киев с целью консолидации российских анархических групп, для чего планировалась организовать съезд. Герман Сандомирский и компания осуществляли подготовку съезда, обменивались мнениями с единомышленниками в других городах, вероятно, в рамках этой работы и намечался визит Сандомирского в Бежицу. В итоге было решено провести ряд предварительных конференций. "Первой должна была состояться предварительная (городская) конференция в Киеве. Ожидалось присутствие на ней делегатов-анархистов из Екатеринослава, Харькова, Одессы, Варшавы и ряда других городов". Между 26 ноября и 13 декабря 1907 года конференция в Киеве состоялась. Если говорить о возможности присутствия брянских делегатов на данном мероприятии, то, скорее всего, это маловероятно, в связи с арестами брянских анархистов, произведенных осенью 1907 года, хотя исключать такую возможность всё же не следует. Несмотря на усилия представителей женевской группы "Буревестник" по объединению организаций анархистов, эти планы были обречены на провал, так как в рядах киевских анархистов оказался агент охранки Дмитрий Бодров, будущий убийца Петра Столыпина. "С 13 декабря 1907 года по 8 января 1908 года проходили целенаправленные аресты участников киевской группы", был арестован и Г. Сандомирский.
      Нельзя не отметить нервозную атмосферу, царившую во время процесса над анархистами осенью 1907 года и вызванную деятельностью революционеров. 11 октября террористами был застрелен А.В. Морозов - делопроизводитель директора Брянского завода, являющийся присяжным заседателем на суде, а после переноса заседания суда в город Орёл нападению подвергся и главный свидетель процесса - мещанин А. Акимов. А председатель Брянского окружного суда Талызин, не выдержав психологического прессинга со стороны террористов, покинул город, отправив в Минюст телеграмму следующего содержания: "...Сегодня утром убит революционерами Старшина присяжных заседателей Морозов за исполнение долга. Жизнь судей в Брянске подвергается опасности. Власти Брянска заняты расследованием дела о взрыве революционерами поезда под Брянском. Присяжные заседатели расстроены ...".
      Во время арестов и обысков брянских анархистов в октябре 1907 года, вместе с письмами, адресованными А.Фомину, полицией была найдена и переписка на имя некой "Нины", по приглашению которой и должен был прибыть анархист Г.Сандомирский. В преступных кругах под кличкой "Нина" проходила Антонина Кудрявцева, по словам охранки, "отчаянная и хитрая анархистска-террористка", состоящая членом "летучего отряда" и сосланная на три года в Тобольскую губернию в 1908 году. Ее братья Сергей и Аркадий Кудрявцевы были тоже анархистами. Первый был сослан в 1906 году "за государственное преступление" на каторжные работы на 6 лет, второй выслан в Архангельскую губернию за "противоправительственную деятельность".
      Как уже было отмечено выше, особенностью Брянского уезда была высокая концентрация промышленных предприятий и соответственно наличие большого числа пролетариата. На рабочих была направлена и анархистская агитация. В ходе арестов произведенных в ночь на 1-е января 1908 года, была найдена типография анархистов-коммунистов, располагающаяся в доме мещанина Сибилева на Зареченской слободе города Брянска. "...Типография оказалась ручной и состояла из 2-х пудов шрифта, рамы с набором прокламации анархистов-коммунистов "К рабочим!", двух валиков для накатывания краски и вала для оттисков, флакона типографской краски и металлической дощечки для набора строчек". В прокламации, адресованной к рабочим и датированной декабрем 1907 года, брянские анархисты обозначили трех врагов, с которыми они, по их мнению, должны бороться: капиталист "который владеет всем, что вы создаете, выжимает из вас ваши соки", государство, "которое управляет вами, от рождения до смерти" и церковь "с попами, которые служат государству". Прокламация заканчивалась призывом к "социальной революции": "Поднимитесь, рабочие! Заберите себе фабрики, заводы и все продукты, созданные вами. Бросьте свои лачуги и хижины, берите меч в руки и объявите войну – войну за полную свободу политическую и экономическую - за анархический коммунизм".
      Анархистская агитация была направлена так же и на крестьян, но соответственно, она велась не в таких масштабах, как в рабочей среде. По сведениям Горева Б.И., в период первой революции агитация среди крестьян велась "в центральной России (в Московской, Рязанской губерниях и возле Брянска) ...". А в центральных губерниях России встречались анархистские листовки с указаниями, как поджигать помещичьи стога. Анархистских взглядов, вероятно, придерживался Александр Савицкий, дворянин, в 1905 году исключенный за участие в революционном движении из Новозыбковского реального училища. Он возглавил состоявший из крестьян отряд, нападавший на помещичьи экономии, чинов полиции и волостные правления. В 1908-1909 годах отряд А.Савицкого действовал в Черниговской, Орловской и Могилевской губерниях. А в апреле 1909 года А. СавицкиЙ погиб близ Гомеля в перестрелке с полицией.
      В 1907 году похороны убитого, в перестрелке с полицией, анархиста Андрея Данилова вылились в самый настоящий митинг, собравший около 150 человек, несмотря на запрещение демонстраций. На похороны известного анархиста пришли рабочие Брянского завода, принадлежащие к федерации анархистов-коммунистов, меньшевикам, максималистам и других. "На гроб погибшего возложили венок с красной лентой и надписью "Товарищу Андрею от Ф.Г.А.К." (от федеративной группы анархистов-коммунистов)". Полицией был совершен налёт на кладбище, в ходе которого было арестовано несколько десятков человек. Инициатором таких демонстративных похорон стал анархист Г.Н. Кутаев, уроженец деревни Меркульево Брянского уезда, проводивший долгое время агитацию среди рабочих Брянского завода; по словам жандармов, "принимал участие в преступных собраниях и митингах, возбуждал рабочих против администрации завода и властей, подозревался в участии в грабежах". 1908 году он был выслан в Архангельскую губернию сроком на 4 года. Затем одно время "входил в Выборгскую группу партии социалистов-революционеров и был популярен среди рабочих". В 1916 году вернулся в Брянск, но был арестован и заключен в Брянскую тюрьму. Помимо Г. Кутаева, "в 1908 году среди рабочих Брянского завода активную анархистскую пропаганду вел В.Д.Немцов, уроженец села Людиново Жиздринского уезда". И.А. Дубков, член бежицкой группы анархистов, вёл пропаганду среди рабочих Цементного Завода Жиздринского уезда. В данных случаях, надо отметить, существовавшую связь брянских анархистов с анархистами Калужской губернии, в частности Жиздринского уезда, жители которого в экономическом отношении тяготели более к Брянску, нежели к Калуге.
      Поражение первой русской революции не стало крахом для брянских анархистов. Несмотря на свою политическую аморфность и отсутствие партийной организации, а также довольно успешную деятельность жандармерии (в частности, аресты в конце 1907 - начале 1908 годов), брянские поборники безвластия не прекратили своё существование.
      В сентябре 1909 года "на сходке в лесу около Брянска чинами полиции был задержан неизвестный молодой человек с паспортом на имя крестьянина села Хреновки Копайгородской волости Могилевского уезда Каменец-Подольской губернии Михаил Филиппович Гуляк". Так, осенью 1909 года, в руки жандармов попал один из организаторов группы брянских анархистов, а в будущем один из видных деятелей российского анархизма и ближайший сподвижник Нестора Махно - Пётр Аршинов (1887 - 1937). Сам Аршинов в своих воспоминаниях, так описывает данные события: "Полицейские торжествовали. Не зная, кто я, и представляю ли я для них интерес, они вели себя, как победители в стране побежденных ... По дороге меня завели в какой то трактир, где находился и поджидал сам становой пристав. Увидев, что стража пришла с добычей, он сразу вскочил и впился в меня взглядом. - Кто? Откуда? Почему в Брянске? - засыпал он меня вопросами. Я назвался Михаилом Гуляком, приехавшим в Брянск искать работы".
      Ко времени прибытия Петра Аршинова в Брянск, вероятно, в городе уже существовала какая-то группа лиц анархистской направленности, руководителем которой был мещанин города Брянска Григорий Ипатов. А после знакомства П. Аршинова с Г. Ипатовым началась совместная работа по объединению сил анархистов и созданию группы анархистов-коммунистов.
      Аршинов так пишет об этом: "… Был создан кружок человек в 15 из сочувствующих и интересующихся анархизмом рабочих, с которыми я повел систематические занятия по теории и тактике анархизма. Занятия велись в лесу, в строжайшей конспирации. Нити в рабочую массу начали проводиться. Затем были восстановлены связи с смоленскими и рославльскими товарищами. Потребовалась литература, оружие". Литература и оружие доставлялись из Австро-Венгрии. В частности, летом 1909 года Аршинов и Евстафий Ипатов (брат Григория Ипатова) отправились с этой целью за границу. Евстафий Ипатов был арестован австрийскими властями в городе Тарнополь с грузом литературы и оружия, а Петру удалось скрыться и вернуться в Брянск. Как упоминал Петр Аршинов в своих воспоминаниях, группой была поставлена задача "наладить связи с рославльскими и смоленскими товарищами". По всей видимости, эта задача была выполнена. По сведениям охранки, еще в 1905 и 1906 годах в районе Шумяч Могилевской губернии и Рославльского уезда Смоленской губернии была организована группа анархистов-коммунистов, "которая состояла из местных частью уже осужденных - повешенных, и прибывшего из города Брянска" некого "Михаила". Вероятно, этой группой был приглашен брянский анархист Федор Кулабнев, для участия в ограблении в городе Рославле товарной конторы. Были установлены связи и с анархистами-коммунистами города Каменец-Подольска, которые вели переписку с брянской группой, по адресам брянских мещан Кузьмы Бакурова, а затем Константина Тупикова.
      Петр Аршинов обучал Григория Ипатова изготовлять бомбы, а последний затем оборудовал лабораторию по производству смертоносного оружия. Г.Ипатов "запасся оболочками для бомб, стеклянными трубками, серной кислотой, бертолетовой солью, паяльной лампой и пытался изготовить взрывчатые снаряды, предназначая их для взрыва почтового поезда между Москвой и Кинешмой". Надо сказать, что одно такое устройство, изготовленное в брянской лаборатории, было изъято в ходе обысков и арестов, произведенных в Москве в августе 1910 года. Взрывные снаряды этой лаборатории достигли довольно высокого уровня качества. Как правило, большинство таких устройств "представляло собой бутылки или железные стаканы, заполненные смесью пороха, кусков железа, чугуна, серы и селитры. Приводились они в действие запальным или фитильным способом".
      По данным жандармов, сам Григорий Ипатов "организовал и руководил ограблением в 1909 году почты у станции Выгоничи Брянского уезда и другими ограблениями, точно не выясненными", а в августе 1909 года вместе с Ф. Алексеевым, А. Струменщиковым и А. Арехановым вел подготовку "ограбления сборщика денег в винных лавках в селе Рёвны Трубчевского уезда...", также, вероятно, участвовал в ограблении "банкира в Рославльском уезде". 30 августа 1910 года Григорий Ипатов был окружен на хуторе А. Струменщикова нарядом стражников, присланным для его поимки, оказал сопротивление и был убит ответными выстрелами.
      Петру Аршинову удалось совершить побег из под стражи, после своего задержания в сентябре 1909 года, а по словам полиции, сестра братьев Ипатовых - Клавдия, "приносила ему пищу и безусловно способствовала побегу". Затем Аршинов, который играл самую видную роль в группе, перебрался в Москву, где и продолжил работу по дальнейшей организации деятельности группы. Петром Аршиновым были налажены связи со многими городами, он имел "явки" в "Москве...; Екатеринославе...; в Баку, Петербурге, Ташкенте, Ростове-на-Дону и Одессе... за границей - Новицы (Австро-Венгрия)". Бывший начальник московского охранного отделения П.П. Заварзин, так описывает в своих воспоминаниях Аршинова, которого ему пришлось безуспешно ловить в Москве в 1910 году: "Убежденный анархист-фанатик и аскет. Одет всегда плохо, почти оборванный, тратил на пищу минимально, лишь бы не умереть с голода, не допускал лично для себя никаких трат на развлечения, удовольствия или что-либо другое, связанное с излишествами и роскошью. Преследовавший убежденно чисто идейные цели анархической программы, Гуляк, однако, никогда не отказывался от личного участия во всех осуществлявшихся группами преступлениях, но всегда предпочитал, так или иначе, содействовать террористическим актам".
      По сведениям московского охранного отделения, помимо Аршинава "более значительными лицами в группе состояли: Савельев, Ареханов и Григорий Ипатов - как весьма развитые и опытные организаторы, а Алексеев, Бенников, Могилевцев и другие посвященными в дела и планы группы - как исполнительный элемент". Как указывают те же источники: "группа постепенно сплачивалась в одно целое и члены ее распропагандировали в направлении анархистского печатного органа "Бунтарь", придерживались "безмотивного" антибуржуазного и антиправительственного террора".
      С 10 по 23 августа 1910 года московским охранным отделением были проведены массовые аресты анархистов-коммунистов. В общей сложности в "Москве, Брянске, Смоленске, Калуге, Вязьме и Камышине" было арестовано 36 человек. Была изъята анархистская литература, номера журналов "Буревестник" и "Бунтарь", огнестрельное оружие, а в Брянске 30 августа найдена уже упоминаемая лаборатория по производству "разрывных снарядов". В ходе допросов, так же выяснилось, что "в случаях массовых забастовок предполагалось направить деятельность группы на экономический террор, а так же на уничтожение машин и других орудий производства". В целях экспроприаций "произведены были разведки под Брянском и Кинешмой". "Наряду с пропагандистской работой среди рабочих и крестьян Московской, Костромской и Смоленской губерний" был совершен "ряд разбойных нападений на казенные винные лавки и почтово-телеграфные конторы". В общей сложности члены группы были уличены в "подготовке, а частью и осуществлению 12-ти вооруженных выступлений из коих некоторые носили партийный характер, а некоторые грабительский". В частности, при участии П. Аршинова были ограблены казенные винные лавки "села Степанина-Жилина Вяземского уезда Смоленской губернии" и "почтово-телеграфная контора в городе Судиславле Костромской губернии".
      В Брянске по делу этой группы было арестовано около полутора десятка человек. В том числе: брянский мещанин М.М. Голованов, мещанин города Стародуба А.В. Беркин, калужский мещанин В.А. Дунаев, крестьянин села Тешеничи Брянского уезда С.К. Самсонов, крестьянин села Супонево Брянского уезда К.А.Павлов, брянская мещанка К.М. Ипатова были отправлены в распоряжение судебного следователя московского окружного суда. Сам же Петр Аршинов в августе 1910 года выехал в Австро-Венгрию за транспортом оружия и литературы, но на обратном пути был арестован на границе австрийскими полицейскими, а в мае 1911 года был выдан российским властям. В октябре 1911 года Московской судебной палатой П. Аршинов был приговорен к 20 годам каторги.
      Так в 1910 году была ликвидирована крупная группа брянских анархистов, наладившая связь с заграницей и анархистскими группами других городов.
      В 1911 году на волне общего революционного подъема в отдельных городах страны создаются подпольные революционные кружки для изучения социалистической (в том числе и анархистской) литературы. Один из первых кружков подобного рода возник в конце 1911 года среди студентов смоленского землячества при Московском коммерческом институте. Члены этого кружка считали, что "период терроризма уже пройден и возвращение к нему бесполезно", и, взяв за основу синдикалистские установки в сочетании с идеями кооперации, занялись пропагандистской деятельностью в ряде городов центральной России, в том числе и в Брянске.
      После 1911 года численность анархистских групп в России сократилась и равнялась примерно 21 группе (в 1908 году их было 108!). А активная деятельность анархистов, в том числе и брянских, практически прекратилась и свелась лишь к печатанию прокламаций и агитации. Так, в частности, 1 сентября 1915 года на Брянском рельсопрокатном заводе была обнаружена прокламация "О войне", изданная "Северной группой анархистов". К концу 1916 года охранное отделение зарегистрировало малочисленные группы анархистов в ряде городов страны, в том числе в Брянске и Бежице.
      Подводя итоги деятельности брянских анархистов в данный период можно констатировать, что она активизировались ко времени спада революции 1905-1907 годов. Особенность Брянского уезда, как промышленного центра с наличием большого числа промышленного пролетариата и слабость других партийных организаций, поражение революции и безработица среди рабочего населения - все эти факторы обусловили рост популярности экстремистских элементов, в том числе и анархистов. Несмотря на свою известную слабость в политическом отношении, брянские анархисты не прекратили свою деятельность после первой русской революции и создавали обстановку напряженности и нестабильности в уезде довольно долгое время. После разгрома очередной группы брянских анархистов в 1910 году, можно утверждать, что анархистский элемент полностью не исчезает. Деятельность брянских анархистов поддерживалась на минимальном уровне и свелась лишь к агитации среди рабочих. Такая ситуация продлилась на Брянщине до февраля 1917 года.

"Брянский край", Е.А. Кляченков, 2012 год.






 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Брянский край" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Брянский край".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Брянский край"

 

 
Студия В. Бокова